В чем тормоз белорусской приватизации?

В чем тормоз белорусской приватизации?

В конце февраля президент Беларуси Александр Лукашенко на совещании Совета по развитию предпринимательства в Беларуси в очередной раз экспрессивно высказался по поводу приватизации объектов госсобственности. Глава государства потребовал от правительства прекратить обсуждение в стране масштабной приватизации и напомнил, что огулом и «из-под полы» предприятия приватизироваться не будут. Как заявил белорусский лидер, приватизацию никто не отменял, однако цены будут рыночные.

В октябре прошлого года решением Совета министров признан утратившим силу план приватизации объектов на 2011—2013 годы, которые находятся в государственной собственности. Приватизация, таким образом, была отпущена в свободное плавание, при этом инициатива отмены плана исходила от главы государства. В результате если находился инвестор, и была определена стоимость объекта, можно было приватизировать любое предприятие. До конца года предполагалось подготовить проведение конкурсов и аукционов и выставить на продажу некоторые объекты. Тем не менее никаких приватизационных сделок, как и ожидалось, не произошло – ни в конце прошлого, ни в начале этого года. А единственной крупной приватизацией за все годы белорусской государственности стала громкая продажа 50% акций «Белтрансгаза» российскому «Газпрому».

На сегодняшний день в приватизационный пирог входит около десяти основных предприятий, которые могут представлять интерес для потенциальных инвесторов и в отношении которых ведутся с большей или меньшей интенсивностью вялотекущие переговоры. К таким объектам относятся:

  • МАЗ
  • Нафтан
  • Беларуськалий»
  • МТС
  • «Гродно-Азот»
  • «Белшина»
  • Гомельский химический завод
  • «Могилевхимволокно»


а также страховые компании:

  • «Белгосстрах»
  • ТАСК


Вокруг ряда предприятий из этого списка уже не первый год разворачиваются занимательные интриги, однако никаких значимых подвижек в реорганизации либо смене собственника в ближайшее время явно не предвидится. Это ожидаемо, ведь те же «Беларуськалий» и «Нафтан» продолжают оставаться валютными донорами для белорусского бюджета. Поэтому несмотря на то, что интересующихся этими активами немало, их приватизация, как и продажа всех остальных перечисленных предприятий, остается под пристальным вниманием главы государства, который заявил, что цена на них будет высокая и понижать ее никто не будет.

Сейчас Беларуси тем более нет надобности торопиться с приватизацией госсобственности. Антикризисный фонд ЕврАзЭс закрыл глаза на невыполнение официальным Минском условий по приватизации и перечислил четвертый транш кредита. Более того – в правлении Евразийского банка не исключают возможности выделения и пятого транша. Уровень золотовалютных резервов, несмотря на постоянное снижение, согласно заявлениям правительства, находится на уровне безопасности. По словам премьер-министра Беларуси Михаила Мясниковича, кроме приватизации, у Беларуси имеются и другие механизмы для поддержания ЗВР. Ранее глава правительства заявлял, что приватизацию следует рассматривать как диверсификацию производства, приход новых технологий, интеграцию в транснациональные корпорации и слаженную работу на внутренних и  внешних рынках.

Вместе с тем независимые эксперты полагают, что приватизацию тормозит изнутри ряд существенных факторов. Прежде всего потенциальных зарубежных инвесторов отпугивает экономическая модель Беларуси и неблагоприятный инвестиционный климат. На фоне не очень положительного имиджа белорусского руководства на политической арене Евросоюза иностранные инвесторы не рискуют вкладывать деньги в предприятия Беларуси. Прошлогодний скандал с кондитерскими фабриками «Спартак» и «Коммунарка» еще больше охладил тех покупателей, кто в свое время и присматривался к белорусским активам. Об этом заявил в новой страновой стратегии в Беларуси Европейский банк реконструкции и развития. «В октябре 2012 года доверие к процессу приватизации был нанесен еще один удар в результате фактической национализации двух кондитерских предприятий – «Коммунарка» и «Спартак», приватизированных в начале 1990-х гг», - отмечается в документе. Таким образом, в совокупности с достаточно высокой ценой, которую запрашивают белорусские власти за миноритарные пакеты акций, приватизация в Беларуси выглядит довольно призрачной.

Однако основной тормоз приватизации, как заявляют многие экономисты, заключается прежде всего в самой управленческой системе. Если придет иностранный инвестор, первым делом он проведет реструктуризацию, модернизацию и обновление кадрового состава, - поясняет чешский политолог и экономист Иван Здравомыслов. По его словам, структурная перестройка экономики предприятия после его приватизации означает полный крах директорского корпуса - и карьерный, и финансовый.

Эксперт отмечает, что руководство предприятий в случае прихода частного инвестора потеряет контроль над финансовыми потоками, которые сейчас создаются с помощью госдотаций и перераспределяются посредством различных схем.

На незаинтересованность в приватизации высшего руководящего звена госпредприятий указывает также белорусский экономист, исполняющий обязанности председателя Минской областной организации ОГП Сергей Балыкин.

«Сохранение статус-кво позволяет чиновникам и топ-менеджменту, с одной стороны, получать преференции от государства, с другой — перераспределять финансовые потоки в пользу аффилированных коммерческих организаций», - заявил недавно эксперт в комментарии БелаПАН.

Он отмечает, что особенностью белорусской приватизации является то, что приватизируются прежде всего оборотные средства предприятий. Кроме того, за счет выведенных оборотных средств приобретаются наиболее привлекательные активы типа недвижимости в хороших районах и некоторые производственные мощности.

Финансовый аналитик официального партнера Альпари в Минске Вадим Иосуб полагает, что тормозят приватизацию процессы сверху. Он отмечает, что мировой опыт доказал несостоятельность экономической модели, когда государство выступает собственником экономики.
- С помощью определенных монетарных рычагов можно преодолеть отдельные кризисные явления, как это было после кризиса 2011 года, однако их эффективность ограничена. Преобразования в экономике возможны только с помощью структурных реформ, проведение которых ограничивается сверху, - говорит аналитик.

Он полагает, что для Нацбанка и правительства эта мысль очевидна, однако она не находит поддержки на высоком руководящем уровне.

Вадим Иосуб также считает, что в ситуации, когда страна испытывает крайнюю потребность в деньгах, как это было в 2011 г., некоторые активы могут быть проданы по слишком низкой стоимости.

- Сейчас ситуация в Беларуси иная. Продавец может себе позволить не спешить и выставить наиболее адекватную, на его взгляд, цену, что мы сегодня и наблюдаем, - подытожил эксперт.

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus