Малый бизнес: интервью с Александром Терешкиным, совладельцем компании “Y-node”

Малый бизнес: интервью с Александром Терешкиным, совладельцем компании “Y-node”

Myfin.by продолжает беседовать с представителями малого бизнеса. На этот раз в зените нашего внимания  проект “Y-node”.  Эта небольшая фирма занимается профессиональной разработкой программного обеспечения и оказывает услуги клиентам по всему миру, за исключением Беларуси. Myfin поговорил с совладельцем компании и выяснил, почему у “Y-node” нет и не будет белорусских заказчиков, куда на самом деле идут деньги клиентов больших компаний, и что бывает, когда увлеченный программист занимается скучным проектом.

О решении организовать собственный бизнес и о том, за что на самом деле платят клиенты больших компаний
 
Когда я работал наемным программистом в EPAM, там ходили смутные слухи о том, сколько час нашего труда стоит клиенту. Мы сравнивали это с нашей зарплатой в пересчете на час работы (выходило раз в пять больше) и судачили на курилке о том, как это несправедливо, как нас бедных эксплуатируют. Тогда мы решили организовать собственный бизнес: вся концепция была сведена к тому, чтобы вгрызться в этот пирог поглубже, большую часть дохода перераспределить себе. Конечно, это было наивно. 
 
Я не понимал, что в услугу, которую оказывает EPAM, входят определенные гарантии, возможность быстро увеличивать и уменьшать штат программистов по необходимости и прочее. Может быть, разработка не велась на уровне, которого я ожидал от серьезной компании с мировым брендом, но клиенту это и не нужно. И клиент платит эти баснословные, как мне казалось, деньги, вовсе не за каких-то гениальных индивидуумов, а за минимальный уровень качества и возможность полностью абстрагироваться от организации процесса разработки. За черный ящик: заплатил деньги - получил результат.
 
 
И большинство затрат по обеспечению “непрозрачности” этого черного ящика, удержанию всех проблем внутри не связаны с моим трудом. Это множество разных вещей, в том числе так называемый “пул” - резерв рабочей силы, люди, которые не заняты ни в каких проектах. Все это время они получают зарплату, высокую свою програмистскую зарплату. Это только один из факторов, которые участвуют в этой сумме. Всё это я узнал сложным путем. Я до сих пор не зарабатываю тех денег, которые получал, работая в EPAM на полставки. 
 
Myfin.by: Что мешает вам туда вернуться?
 
АТ: Во-первых, помимо желания вгрызться в прибыльный пирог, была и другая причина. Наверное, вашим читателям, занятым в других профессиях, будет интересно узнать, что у программиста тоже есть потолок зарплаты, который в принципе невозможно пробить - в районе 4 000 долларов где-то. Делая карьеру, ты все равно будешь чем-то ограничен. И, хотя я по-прежнему не достиг даже этого потолка, по крайней мере он на меня  не давит. Не знаю, может это какая-то зарплатная клаустрофобия... 
 
Об отдаче, которую невозможно почувствовать в большой организации
 
Но и это не главная причина. Работая на себя, я остро чувствую обратную связь, чувствую, как мои действия влияют на результат. Даже то, что он зачастую неудовлетворителен, гораздо приятней, чем удовлетворительный результат, который никак не связан с моими действиями. С ростом организации эффективность труда очень резко падает - это не чья-то вина, а печальная закономерность.
 
 С малым бизнесом не так. В своей компании я чувствую, что  все реально, все всерьез. В моей власти что-то изменить. В большой компании ты можешь быть на хорошем счету, тебе будут говорить, что ты лучший сотрудник, что угодно. Но ты видишь, что, убери тебя отсюда - ничего не изменится. Ты не чувствуешь собственного влияния на результат. Ты приложил усилие, а все как было, так и осталось. Для кого-то это нормально, но меня это угнетало. Я хочу интерактива.
 
О старте и бюрократической волоките
 
Мы начинали давно, еще в 2007 году. Создание собственного ООО заняло немало времени и ресурсов. Насколько я знаю, с тех пор в нашей стране наметился прогресс в этом отношении. Не знаю, как сейчас открывается ООО, наверное тоже не совсем просто, это и не должно быть очень просто, но зарегестрироваться как ИП, я слышал, сейчас вообще элементарно. В этом отношении у нас всё в порядке.
 
Myfin.by: А какие сложности возникали в 2007?
 
АТ: Сложностей никаких, но волокиты много. Помимо толстой папки с документами, с коротой ты должен был ходить от юриста к нотариусу, нашлась масса всяких нюансов, этаких “уловок - 22”. Главным камнем преткновения стал юридический адрес. В других странах к нему относятся снисходительно: где-то зарегистрировано - и ладно. Но не у нас. У нас нужно обязательно найти реальный офис, в котором ты будешь реально сидеть. Причем арендовать его нужно на имя фирмы, которой еще не существует, чтобы ее, эту фирму, зарегистрировать. И еще много подобных казусов.
 
Myfin.by: Что же делать в таких ситуациях?
 
АТ: Нет, ну существует какая-то бюрократическая процедура, какая-то особая форма договора для этих случаев. Естественно, тебе прийдется заплатить юристу, который тебе это подскажет и даст заготовочку договора. Хотя непонятно, как вся эта бюрократическая волокита защищает интересы государства, либо чьи-то еще. 
 
О том, что в бизнесе не должно быть друзей
 
Myfin.by: У вас есть опыт привлечения друзей в бизнес. Это хорошая идея?
 
АТ: Нет. Это очень плохая идея. Это чрезвычайно скользкий вопрос, и мне еще надо подумать, как на него ответить, чтобы никто не обиделся (смеется). Когда мы начинали, все мои знакомые, которые занимались бизнесом, даже не успев услышать ничего о моей будущей фирме, первым делом говорили: “Только не вздумай делать это с друзьями!”. Я тогда игнорировал эти предупреждения и думал, что меня чаша сея минует.
 
Мы часто слышим расхожие выражения, что не стоит мешать рабочее и личное. Но никто не дает этому объяснений, никак не аргументирует. А дело вот в чем: в бизнесе у каждого есть свой интерес, и эти интересы зачастую разнонаправлены. Когда ты строишь бизнес с чужим человеком, для тебя это очевидно. Ты можешь спокойно, с чистой совестью думать только о своих интересах и ожидать того же от своих портнеров. У вас есть договоренности, которые регулируют всякие конфликтные ситуации. Когда ты начинаешь вовлекать в это личные отношения, сразу возникают сложности. 
 
Не то, чтобы это какой-то злой рок, заклятье, но это лишнее отвлечение. Есть множество других забот, помимо постоянного выяснения отношений. Мне повезло, что я остался друзьями со всеми людьми, которые так или иначе были вовлечены в мой бизнес, но было много стресса, абсолютно ненужного. Конечно, можно построить бизнес и с друзьями. Но это сразу начало с невыгодной позиции. 
 
О культе гика, и о том, что бывает, когда нанимаешь увлеченных программистов на скучные проекты
 
В лучшие времена нас было человек десять. А сейчас остался только один наемный сотрудник. В определенный момент работники нас стали покидать. И причиной послужили не деньги, ошибка была в самой модели, которую мы тогда пытались  построить. У нас в компании сложилась нездоровая атмосфера - культ гика. Мы нанимали людей, увлеченных программированием, сильно увлеченных, при этом не знали, как обеспечить их интересной работой. А такие люди тянутся именно туда, где эта интересная работа есть. В какой-то период наша работа казалась им занятной, поскольку мы использовали  новые технологии, с которыми не везде можно было столкнуться. Но по сути проекты были самые обычные, будничные. В конце концов, они утомились и отправились искать что-то более интересное. 
 
Myfin.by: Так что же делать с увлеченными программистами? Не стоит их нанимать?
 
АТ: Надо понимать, что если ты их нанимаешь на обычную бессмысленную работу с рутинными проектами, где-то обманываешь (ведь если им правду сказать - они сами к тебе не пойдут) - толку никакого не будет. Есть работы, где такие люди реально нужны. Бывшие сотрудники  “Y-node” сейчас разрабатывают базы данных в модных старт-аппах Силиконовой долины. То есть это не моё самовнушение, это действительно были специалисты мирового уровня. И работу им нужно искать по способностям.
 
цукерберг, джобс
 
Myfin.by: А в Беларуси такая работа найдется?
 
АТ: Найдется она и в Беларуси. Раньше ее было меньше, сейчас становится всё больше и больше. Беларусь начинает двигаться в направлении разработки собственных продуктов - это прекрасно. У нас появляются такие серьезные компании, как War Gaming, и это не может не радовать.
 
Myfin.by: То есть  War Gaming - это та самая интересная работа, которую жаждут гики?
 
АТ: На самом деле, в любом проекте, даже самом передовом, этой интересной работы в лучшем случае 10%. В том числе и в Кремниевой долине. Я в  War Gaming не работал, но кажется, там интересней, чем в EPAM. Хотя я уверен, что рутина там доминирует, как и везде.  War Gaming - это просто пример. Я его привел, потому что он у всех на виду и понятен простому человеку, который играет в “Танчики”. Вообще, эту тенденцию выражает не только  War Gaming.
 
О том, как руководить коллективом программистов, о недопустимости стресса и разнице между занятостью и перегруженностью
 
Программистов ни в коем случае нельзя подвергать стрессу. Есть серьезные исследования на эту тему. Производительность продуктивного программиста по сравнению с непродуктивным может отличаться в 25 раз. Это классическое исследование Фреда Брукса. Понятное дело, талант, опыт, увлеченность - все это вносит свой вклад, но огромный фактор, который создает такие множители - это стресс. Программист реально теряет свою продуктивность от стресса. Это происходит не сразу, но неминуемо. 
 
Я помню, еще на старой работе один менеджер говорил: “что-то слишком расслабленно пошло, нужно добавить напряга”. И действительно, расслабление, отсутствие нагрузки демотивирует. Но баланс должен быть очень тонкий. Программиста нужно держать занятым, но ни в коем случае не перегруженным. 
 
азиатский штангист

 

Сейчас у меня только один подчиненный, но я ему вообще не ставлю сроков. я ему просто говорю, что делать дальше. Сработает ли это с каждым - я не уверен, но наверное стоит стараться набирать таких людей, с которыми это сработает. Которых не нужно подталкивать. 
 
Разные есть люди, я и сам гик, но у меня совсем другой стиль работы. Я импульсивный. В какой-то момент приходит импульс, и я делаю всё очень быстро, с невероятной продуктивностью, а потом простаиваю - это самый распространенный стиль среди программистов. 
 
Еще немного о белорусской бюрократии, проекте Startup weekend и идее привлечения инвестиций
 

 

Мы относимся с большим уважением к Startup weekend. Почему не участвовали? Отчасти дело в рутине, мы слишком заняты выживанием. Но, строго говоря, мы не очень старались найти время для участия в белорусской Startup-сцене.
 
Ничто не обязывает меня к тому, чтобы выполнять свой проект в Беларуси. В нашей сфере локальность - не особый плюс. А условия получения инвестиций в Беларуси не сильно отличаются от западных. Потенциал бизнеса в Беларуси небольшой. Рынок маленький. Зачем себя ограничивать? По сути, мне не намного сложнее обратиться к американским инвесторам, чем выступить в  Startup weekend. 
 
Словом, у нас есть определенные предрассудки по поводу белорусских инвесторов и деланья бизнеса в Беларуси. Здесь куча законодательных нюансов и проблем с инфраструктурой. Согласно новому законодательству, бизнес на территории Беларуси должен хостить сайт в Беларуси, заводить белорусский е-мэил и вообще, любой софт, который может понадобитья твоему бизнесу, должен быть белорусским. Прием платежей - только в местных платежных системах. Я знаком с белоусскими платежными системами - пользуюсь ими как потребитель. И должен сказать, что доверия они не вызывают. 
 
При этом, современная ситуация на рынке программного обеспечения такова, что весь возможный бизнес-инструментарий - сайты для аналитики, маркетинга, бухгалтерии, которые скорее всего понадобятся в бизнесе - находятся на иностранных серверах по всему миру. Беларусь не может клонировать все возможные приложения, да и смысла в этом нет, слишком маленький рынок, поэтому данное законодательство просто сдерживает прогресс. 
 
Но и с иностранцами далеко не все гладко. И, опять же, по причине чудовищной белорусской бюрократии. Документооборот по нашему законодательству - это всякий раз война с клиентом. Там, на Западе, давно забыли о существовании факса. Это пережиток, как телеграф и проводное радио.
 
телеграф оператор
 
Все документы пересылаются в электронном виде. Нашим законодательством такие моменты не предусмотрены.
 
Или другой пример. Мы часто делаем мелкие заказы, а на Западе вообще не принято заключать письменные договора на проекты таких масштабов. У нас же обязательно должен быть договор на двух языках. Но это еще полбеды. То есть, что такое договор, они по крайней мере понимают. 
 
А вот печати ни у кого нет. Раньше приходилось даже заставлять клиентов приобретать печать. Сейчас у нас вроде бы печать не требуют, достаточно подписи. Хотя не факт, что мы правильно поняли новый закон. Это покажет только проверка. 
 
А попытка выяснить что-то у наших чиновников - вообще пустая трата времени. Слать им письма, официальные обращения... У них как будто задача стоит - дать как можно более обтекаемый ответ, чтобы никто потом не смог их уличить в юридической некомпетентности.
 
Myfin.by: Хорошо, в Беларуси бизнес погрязнет в бюрократической волоките. Может быть вы пытались найти инвесторов за рубежом?
 
АТ: С инвесторами то же самое, что с друзьями. Надо понимать, что ты вступаешь в отношения, которые накладывают на тебя обязательства. Найти инвестора - это не цель, а средство ее достижения. У меня пока не было проекта, в котором инвестор был бы уместен. Было много попыток сделать собственный продукт, но пока ничего заслуживающего внимания. 
 
Myfin.by: И вам в момент таких начинаний не хотелось привлечь к этому инвестиции?
 
АТ: Конечно, хотелось. Каждому хочется, чтобы о нем написали в отрослевой прессе, чтоб у него было много денег, новый красивый офис, но инвестору нужно другое, ему нужно получить отдачу. Когда это желание будет сонаправлено - вот тогда можно кого-то привлекать. А до этого - не стоит.
 
О Парке высоких технологий и о том, чем прийдется расплачиваться за налоговые снисхождения
 
Мы хотели вступить в ПВТ. Но для этого нужно написать большой бизнесплан, то ли по прибыли, то ли по доходам. Если ты этот план не выполнил - все льготы с тебя снимаются задним числом и ты становишься должен государству все, что ты ему недоплатил. 
 
Теперь по поводу бизнесплана, который вам предлагается написать. Наш хороший друг пытался это сделать, но в итоге просто не смог. Когда у тебя в распоряжении большая контора, ты можешь выбрать какого-нибудь неудачника и поручить ему писать бизнесплан. И ему ничего не остается, кроме как писать. А в маленькой компании тебе приходится делать это самому. И ты уже начинаешь взвешивать варианты, у тебя появляются мысли о том, что проще заплатить налоги.
 
Myfin.by: А в чем интерес вступления в ПВТ? Насколько я знаю, сейчас к малому бизнесу, особенно к экспортному, коим вы являетесь, и так применяются серьезные налоговые льготы. Почему так принципиально стать резидентом ПВТ?
 
АТ: Главное отличие ПВТ - это возможность избежать или уменьшить налог в фонд социальной защиты населения, который составляет 34%. Это налог от фонда оплаты труда. 
 
Myfin.by: Разве пенсионные отчисления не вычитаются из зарплат?
 
АТ: Нет. Они добавляются к зарплатам. Когда мы говорим о заработке, мы имеем в виду чистые деньги, у нас в Беларуси не принято манипулировать значениями зарплаты до отчислений. С точки зрения законодательства, этот налог платит работодатель. Плюс еще подоходный налог, который якобы платит работник. Но, опять таки, он про него ничего не знает и не хочет знать. Это еще 12,5%. Но, на мой взгляд, лучший путь уменьшить влияние этого налога на твой бизнес - это уменьшить в нем долю труда и увеличить долю капитала. 
 
Автор: Анна Копричева; Фото: y-node.com , iphones.ru , sunhome.ru , liveinternet.ru

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus