Семь мнений: зачем Нацбанк снизил СР и к чему это приведёт

Семь мнений: зачем Нацбанк снизил СР и к чему это приведёт

На днях Национальный банк анонсировал снижение ставки рефинансирования на 1 процентный пункт до 22,5% годовых с 1 апреля. Учитывая, что СР оставалась неизменной на протяжении 10 последних месяцев, решение выглядит весьма примечательным.

Мы не смогли пройти мимо и обратились к экспертам с двумя вопросами: есть ли экономические предпосылки для снижения ставки рефинансирования, и какие позитивные и негативные последствия может повлечь за собой принятое решение?

 

Вадим Иосуб, финансовый аналитик официального партнёра Альпари в Минске

«Снижение ставки рефинансирования труднообъяснимо»


 – С моей точки зрения, снижение ставки рефинансирования труднообъяснимо. С июня прошлого года СР держалась на одном уровне. Ежемесячно Национальный банк принимал решение ее не менять, и всегда это сопровождалось сообщением о проведении антиинфляционной политики. Отмечалось, что высокая инфляция не позволяет снизить ставку рефинансирования.

За первые два месяца этого года инфляция довольно высокая – 3,6%. Если этот показатель экстраполировать на будущее, то получается более 20% за год. То есть инфляция явно не снизилась, и даже выросла. Поэтому объективных экономических причин для снижения ставки рефинансирования я не вижу.

При этом нужно понимать, что реальный сектор экономики постоянно жалуется на высокие ставки по кредитам. Возможно, это шаг навстречу реальному сектору экономики, который, в свою очередь, противоречит принятому ранее решению о проведении жесткой денежно-кредитной политики.

Вследствие снижения СР может вырасти кредитование. Вероятно, это подстегнет рост экономики, по крайней мере, за счет кредитования эффективных проектов. Но мы знаем, что у нас кредитами пользуются и неэффективные проекты, и откровенно убыточные предприятия. Поэтому станет ли рост экономики ответом на снижение СР – вопрос открытый. А вот о том, что эта мера подстегнет инфляцию, можно говорить уверенно. 

Кроме того, следствием снижения СР может стать снижение ставок по депозитам, и это может стимулировать часть вкладчиков переводить рублевые депозиты в валютные. А значит, учитывая проводимую курсовую политику, на поддержание курса рубля, вероятно, потребуется тратить больше золотовалютных резервов.

 

Дмитрий Крук, научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC)

«На мой взгляд, стоило занять выжидательную позицию»


– Сейчас у нас сложилась довольно специфическая ситуация. С одной стороны есть предпосылки для снижения ставок, и есть потребность в стимулировании экономики. Это общепринятая предпосылка для того, чтобы смягчать экономическую политику. С этой позиции ставку снижать надо.

Но есть и другая сторона медали. Это потенциальные шоки на финансовом рынке и высокие инфляционные и девальвационные ожидания. И с этой позиции политику нужно проводить другую – жесткую. Ухудшается ситуация на внешних рынках, мы укрепляемся в реальном выражении к валютам стран СНГ. И с этих позиций для смягчения политики предпосылок нет. Возможно, даже стоит ее ужесточать.

Однозначно сказать, что лучше, достаточно сложно. На мой взгляд, стоило занять какую-то выжидательную позицию и просто не трогать ставку.

Риски такого шага есть. Основной риск – как это отразится на финансовых рынках, прежде всего на депозитном рынке. Скорее всего, в результате снижения ставки рефинансирования Нацбанк снизит ставки и по операциям регулирования ликвидности, и это может вызвать дальнейшее снижение ставок на депозитном рынке. Соответственно, возможно увеличение доли депозитов в долларах и других иностранных валютах. Это может создать определенное давление на валютный рынок.

Резюмирую так – решение о снижении ставки рефинансирования неоднозначное. Однако говорить о том, что есть какая-то другая национальная стратегия, не приходится. К сожалению, хорошего пути, хорошего выхода я не вижу.

 

Виктор  Никольский, заместитель директора Финансового департамента Рейтинги финансовых институтов Standard and Poor’s

«Изменение косметическое»


Баланс между девальвационными ожиданиями, инфляцией и желанием хоть как-то ослабить денежно-кредитную политику в надежде стимулировать рост экономики немного сдвинулся в пользу ослабления денежно-кредитной политики.

 Хотя по абсолютному значению ставки ожидать, что все массово начнут брать кредиты в белорусских рублях, не стоит.  Изменение косметическое.

Плюс, мне кажется, влияние ставки на реальность достаточно ограничено за счет денежно-кредитного механизма (высокая долларизация экономики и финансовой системы).  

Эта мера не способствует перелому тенденции реального укрепления белорусского рубля по отношению к валютам основных торговых партнеров, что на фоне высокой инфляции продолжает негативно сказываться на темпах роста экспорта и экономики.

 

Леонид Заико, учёный-экономист, аналитик

«Это хорошо только для удовлетворения чаяний директорского корпуса»


– На сегодняшний день есть мощное давление директорского лобби и бизнесменов, потому что ставка на уровне 40-45% по кредитам – это много. Вообще она является запретительной, но они этого не понимают. При такой ставке любой экономист скажет – товарищи бизнесмены, ставка запретительная, не берите кредиты. А они все равно будут брать. Вот такой парадокс.

На 1 процент – нормальное, мягкое снижение, я бы сказал, что это не вызовет каких-то мощных тектонических сдвигов. Это ни на чем не отразится. Тем более банки в одностороннем порядке могут поднимать ставки или опускать.

Это вызовет только мощную бурю дискуссий. Зато Нацбанк потом сможет отчитаться – мы снизили СР. Кому будет хорошо? Это хорошо только для удовлетворения чаяний директорского корпуса. Кому будет плохо? Да никому особо плохо не будет. Потому что ставка по кредиту 41% или 40% - разницы никакой нет.

Я бы не стал придавать этому большое значение. Плохо то, что уровень инфляции, очевидно, будет достаточно высокий. Это очень сложная проблема. Тем более нам надо делать деноминацию, а при таком уровне инфляции деноминация – не самое удачное решение. По моему мнению, вся наша монетарная политика где-то зависает, и ничего интересного не будет происходить.

 

Валерий Полховский, финансовый аналитик Forex Club

«Экономически оправдать и понять политику Национального банка можно»


 – В первую очередь нужно отметить, что это снижение ставки рефинансирования небольшое. Важно также понимать, что ставка рефинансирования не играет сейчас такой значимой роли в экономике, какая ей должна отводиться. Это признавал и сам Национальный банк.

Главный вопрос состоит в том, будет ли это снижение являться началом некого цикла понижения ставки. Ведь за этим небольшим шагом могут последовать и другие.

Экономически оправдать и понять политику Национального банка можно. По сути, это шаг навстречу реальному сектору экономики, который в условиях дорогих кредитных ресурсов испытывает голод. Правительство тоже не раз обращало внимание на то, что в стране слишком дорогие кредиты, а это сдерживает экономический рост.

С другой стороны, основная задача Национального банка – это поддержание стабильности в финансовом секторе и на валютном рынке. У нас структура экономики сейчас такова, что высокие темпы роста ВВП будут приводить к ухудшению состояния торгового и платежного баланса. Поэтому, наверное, до того, как мы пройдем через какие-то глубокие структурные реформы,  наращивать темпы экономического роста было бы не очень хорошо.

Я думаю, что Нацбанк не планирует слишком сильного снижения ставки рефинансирования. Скорее всего, он будет делать какие-то небольшие шаги навстречу реальному сектору, удешевляя кредитные ресурсы. При этом он будет внимательно мониторить ситуацию во внешней торговле, с платежным балансом и уровнем инфляции.

Стоимость кредитных ресурсов в Беларуси действительно очень высокая, поэтому я считаю, что снижение СР в пределах 5 процентных пунктов не навредит. Если СР будет в районе 18%, инфляция – около 20%, а стоимость кредитов – примерно 30%, то, по моему мнению, из равновесия наша экономика не выйдет.

Также нужно обратить внимание, что Нацбанк, осуществляя шаги навстречу реальному сектору, параллельно прорабатывает вопросы повышения качества заёмщиков. А значит, хоть кредиты и будут дешеветь, получить эти ресурсы будет не так легко. Это будет один из элементов сдерживания излишнего кредитования экономики.

Подводя итоги, можно обобщить, что это снижение – небольшое, но оно может стать началом целого цикла снижения СР, которое будет носить взвешенный характер. Думаю, что на 19%-20% регулятор остановится.

 

Александр Лученок, эксперт, д.э.н.

«Лоббисты реального сектора на некоторое время успокоятся»


– Снижение ставки рефинансирования – это компромисс между монетарными властями и лоббистами так называемого «реального сектора экономики», которые желают дешевых кредитов. Но дешевые кредиты в экономику поступают.  Только они не всем даются. На удешевление кредитов в начале года планировалось выделить из бюджета более 10 трлн  белорусских рублей, а сейчас потребность в таком «удешевлении» еще более выросла и бюджет не справляется с запросами. Вот и вынудили Национальный банк слегка пойти навстречу реальному сектору.

Монетарных же предпосылок для снижения ставки рефинансирования сейчас не вижу, поскольку реальные темпы инфляции в стране не снижаются.

Позитивная сторона снижения СР – лоббисты реального сектора на некоторое время успокоятся, пока не поймут, что проведенное  понижение ставки рефинансирования их не спасет.

Негативная  сторона - ставки по рублевым депозитам приближаются к той черте, после которой (при вычете годового процента девальвации белорусского рубля и оцененного в проценте повышенного риска хранения денег в «белках») становятся более выгодными другие инструменты вложения свободных средств. Первыми побегут из белорусских рублей иностранные вкладчики, а за ним  и белорусское население. В результате возрастет спрос на иностранную валюту.  Поэтому если ставку рефинансирования и дальше продолжат снижать или же ускорят темпы девальвации белорусского рубля, то возможно возникновение серьезных дисбалансов на валютном рынке. Пока же будем надеяться, что события 2011 года не повторятся.

 

Александр Муха, аналитик исследовательской группы BusinessForecast.by

«Решение о снижении СР выглядит рациональным и обоснованным»


 На мой взгляд, решение о снижении ставки рефинансирования на 1 процентный пункт выглядит рациональным и обоснованным. Этот шаг, с одной стороны, назрел, с другой – я не стал бы переоценивать экономическое влияние этой меры. Скорее здесь речь идет о сигнале к тому, что в ближайшее время будет происходить дальнейшее снижение процентных ставок по рублевым инструментам. В то же время я не думаю, что это снижение будет носить какой-то резкий характер.

Ставка рефинансирования оставалась неизменной около 10 месяцев, и снижение произошло всего на 1 процентный пункт. Все это указывает на взвешенную политику Национального банка. Регулятор не пытается форсировать процесс. Поэтому я думаю, что с учетом складывающейся динамики инфляции это снижение ставки рефинансирования выглядит обоснованным. Тем более что в текущей ситуации все ставки денежного рынка являются положительными относительно инфляции в годовом исчислении. Они перекрывают и темпы инфляции, и темпы девальвации белорусского рубля и позволяют вкладчикам зарабатывать.

Кроме того, СР в Беларуси не является бенчмарком в классическом понимании этого слова. Банки не получают деньги по этой ставке.

Очевидный плюс – снижение ставок по кредитам. Как я уже говорил, это снижение СР может быть сигналом к дальнейшим снижениям. И, по моему мнению, даже если ставки снизятся всего на несколько процентных пунктов – заемщики будут этому рады. Это повысит привлекательность рублевых кредитов по сравнению с кредитами в иностранной валюте и снизит долговую нагрузку, связанную с обслуживанием кредитов.

Минус заключается в том, что снижение ставок даже на несколько процентных пунктов может привести к снижению склонности населения к организованным рублевым сбережениям. Отдельные категории вкладчиков могут отдать предпочтение вкладам в иностранной валюте. Но массового перетока я не ожидаю. По моему мнению, снижение ставок будет носить плавный характер. Национальный банк не допустит повторения прошлогоднего сценария с резким снижением ставок.

Подводя итоги, еще раз подчеркну, что решение о снижении СР обоснованное и выглядит рациональным, но не стоит его переоценивать. Вряд ли сильно снизится стоимость кредитов, равно как и слишком сильно снизится стоимость депозитов. В  целом тренд на снижение процентных ставок сохранится, но он будет носить более плавный характер, чем в аналогичном периоде прошлого года.


 

Мнения экспертов в чем-то разделились. Но в одном они сошлись практически единогласно: снижение СР и, как следствие, ставок на депозитном рынке может повлечь за собой снижение привлекательности вкладов в белорусских рублях и спровоцировать валютный переток.

На рисунке ниже представлена динамика ставок по депозитам и ставки рефинансирования в Беларуси с начала 2012 года. Действительно, наблюдается некоторая цикличность. Сначала СР и депозитные ставки синхронно снижаются, но, приблизившись к уровню СР, ставки по вкладам начинают резко взмывать вверх, а ставка рефинансирования застывает на месте на долгие месяцы.

Резкий рост ставок в данном случае говорит о том, что рублевые вклады потеряли привлекательность и белорусы начали уходить из национальной валюты в иностранную. А значит, усилилось давление на валютный рынок, а банки начали испытывать дефицит рублевой ликвидности.

Как видно из рисунка, такой сценарий повторялся в стране уже неоднократно.

На этот раз, по мнению экспертов, финансовые власти будут действовать осторожнее. Ставки будут снижаться медленно и осмотрительно во избежание нового цикла взлетов и падений.

Нынешнее снижение ставки рефинансирования, похоже, стало первым робким шажком на пути к подъемным ставкам по кредитам. Национальный банк не действует резко, он, скорее, прощупывает почву. 1 процентный пункт – это совсем не много, поэтому каких-то громких последствий ждать не приходится. 

Каким будет следующий шаг регулятора – покажет время, а расскажет Myfin.by. Оставайтесь с нами.

Автор: Жанна КУЛАКОВА

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus