ПОСЛЕДСТВИЯ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. Очередной исторический шанс для Беларуси

ПОСЛЕДСТВИЯ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. Очередной исторический шанс для Беларуси

Запрет России на импорт с/х сырья и продовольствия из ЕС, США, Канады, Норвегии, Японии и других стран, которые присоединились к международным санкциям против России, это продолжение торговой войны. Это уже её горячая фаза. Победила логика военного времени. Про ВТО, международные торговые договора, контракты коммерческих организаций в отношениях с Россией можно забыть. Институт частной собственности пал жертвой политических амбиций. Кремль ведёт себя так, как будто вокруг враждебное окружение. Горячей войне России в Украине сопутствует информационная и экономическая война России с Западом. Поток плохих, трагических новостей только начинается. Даже кульминации конфликта на горизонте не видно.

Последствия для России

Оценим последствия торговой войны России, Запада и для Беларуси. Первое – Россия. Нет оснований считать, что в России будет дефицит продовольствия. При современных транспортных технологиях и технологиях хранения доставка овощей, фруктов из Бразилии, Аргентины или Азии не составляет проблемы. Участники этого рынка наверняка попытаются повысить цены, что только частично будет обусловлено ростом издержек. По данным российского Минсельхозпрода, доля сыра из стран, на импорт из которых наложен запрет, 30,1%, фруктов и ягод – 14,7%, рыбы – 13,3%, свинины – 13,2%, мяса птицы – 7,9%, овощей – 5,8%, мяса крупного рогатого скота – 2,5%, молочной продукции – 1,3%. Понятное дело, производители из тех же стан БРИРС с удовольствием воспользуются шансов увеличить своё присутствие на российском рынке. Самыми большими бенефициарами могут стать Китай и Бразилия.

Российские власти предоставят дополнительные денежные ресурсы для увеличения производства продовольствия на внутреннем рынке. Шансы занять выгодные ниши наверняка активизируют новые инвестиционные проекты. В 2013г. импорт сырья и продовольствия России составил $43 млрд. По разным оценкам под запрет попадут поставки на $4 – 10 млрд. Понятное дело, что прямых субститутов, таких же качественных и с такими же вкусовыми свойствами, не будет, но поскольку большинство россиян поддерживают В. Путина и лозунг «Кушаем русское», спрос на российское продовольствие, пусть даже более дорогое, будет расти. При этом нет сомнений, что для гурманов контрабандисты завезут все любимые ими продукты из стран, которые попали под запрет. Если даже с грузинским «Боржоми» Россия не справилась – вода была предметом контрабанды – то никаких контрольных органов не хватит, чтобы в кафе и ресторанах следить за рыбой, мясом или сыром. Контролеры просто получат возможность бесплатно обедать за свои решения не замечать контрабандных товаров.

 

Последствия для Евросоюза

Второе – Европейский Союз. Для производителей стран ЕС, США, Австралии потери чувствительные, но далеко не разорительные. Запад попытается воспользоваться судом ВТО, чтобы заставить Россию компенсировать потери производителей, но это дело может растянуться на годы. Часть продукции западные производители переориентируют на другие рынки. Наверняка поменяется ценовая политика внутри самих стран Запада. Рост предложения приведёт к снижению цен. Какая-то часть товаров, которые производилась для российского рынка, будет утилизирована. Производители попытаются получить компенсационные выплаты от своих правительств и из бюджета ЕС. Потребителям будет ценовой рай, если бюрократы не запретят снижение цен.

Российские продовольственные санкции могут стать основанием для ускорения ревизии Общей с/х политики Евросоюза. Этот сектор экономики не работает в условиях свободного рынка. Здесь слишком много политики и идеологии и явный дефицит рыночного бизнеса. Изменение структуры производственного капитала, инвестиций в свете санкций России и санкций Запада в отношении России могут привести к потере 1,5 – 2% ВВП стран ЕС-28.

 

Последствия для Беларуси

Третье – Беларусь. Беларусь получила шанс значительно упрочить свои позиции на продовольственном рынке России. Увеличение экспорта с/х сырья и продовольствия до $10 – 13 млрд. при условии быстрого и адекватного реагирования на западные санкции – это вполне реальный прогноз. Поскольку своих современных технологий у Беларуси нет, открывается прибыльная ниша на создание совместных предприятий с европейскими производителями. Официальный Минск сейчас, как никогда раньше, может PR-ить инвестиционные возможности Беларуси, как страны, которая может содействовать в частичной минимизации последствий российского запрета с/х сырья и продовольствия. Увеличиваются возможности переработки и доработки с/х сырья в Беларуси. Сегодня есть основания проводить большую международную продовольственную выставку не в Германии или Польше, а в Минске. Интерес среди польских, литовских, французских, немецких, итальянских, бельгийских и голландских фермеров был бы, действительно, высоким. Нет сомнения, что и украинский бизнес, который работал на Россию, хотел бы вложиться в Беларусь для сохранения своих позиций на нём.

Продовольствие может стать очередной темой в повестке для переговоров между ЕС и Беларусью. Мясо, молоко, яблоки и сыры становятся инструментами внешней политики. Главное, чтобы белорусские власти отказались от архаичных отношений собственности на землю и были готовы впустить к себе западный капитал в этот сектор на условиях международного рынка.

Беларуси предоставляется прекрасный шанс монетизировать свой статус члена Евразийского экономического союза и одновременно нормализовать отношения с Западом. Статус продовольственной Швейцарии (во время второй мировой войны Швейцария была местом для сохранения денег и драгоценностей) для Беларуси – это весьма привлекательная ниша. Главное не вмешиваться в «горячую» и торговую войну, которая ведёт России с Украиной и Западом. Если сохранение нейтралитета, статуса миротворца, гуманитарного помощника укрепится статусом надёжного инвестиционного партнёра в аграрном секторе, Беларусь реально может создать в своём торговом балансе такую же мощную статью экспорта, как нефтепродукты.

Не факт, что белорусские власти смогут воспользоваться представившимся шансом. Существует большой соблазн использовать Беларусь, как страну для перевалки европейского продовольствия под видом белорусского. Банальная контрабанда может стать такой же темой, как разбавители и растворители: очень прибыльной в краткосрочном периоде, но обречённой на ликвидацию через 2 – 3 года. Вторая опасность упустить с/х шанс кроется в качестве государственного и корпоративного управления. Чиновники и «красные» директора не упускают ни один шанс упустить стратегический шанс развития. Они неповоротливы, инертны и безынициативны. Отношение «А мне это надо?» и «А что мне с этого будет?» может «убить» любые, даже самые золотые возможности. Поэтому А. Лукашенко необходимо кардинальным образом изменить отношение к сектору государственного управления и к государственному бизнесу. Это шанс на формирование крупных частных аграрных корпораций европейского уровня.

Внешние силы в очередной раз посылают нам сигнал: «Белорусы, вот вам шанс. Пользуйтесь!» Заметим, что этот сигнал направлен именно миллионам экономически активных людей. Мы похороним этот шанс, если делом опять займутся только распорядители чужого (политики и чиновники).

Ярослав Романчук специально для Myfin.by

Предыдущие статьи в рамках проекта «Бизнес с умом»:

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus