ЭКОНОМИКА В РЕЖИМЕ «ЗАСТАВИТЬ!» Неправильной дорогой идёте, товарищи

ЭКОНОМИКА В РЕЖИМЕ «ЗАСТАВИТЬ!» Неправильной дорогой идёте, товарищи

Убеждать или принуждать – вот центральный вопрос экономической политики. Более 20 лет экономика Беларуси работает в режиме «заставить». Заставить людей выживать в условиях хронически растущих цен и болезненно-слабого Br-рубля. Принудить предпринимателей проходить дорогостоящие и длительные административные процедуры. Прижать к стенке монопольными ценами и тарифами. Взять за жабры нечестной конкуренцией с государственным сектором. Приказать продавать товары только в ограниченных местах, а каждую скидку согласовывать с чиновниками. Надавить трудовым кодексом и налогами на зарплату так, чтобы единственным приемлемым выходом была зарплата в конверте и подарки контролёрам.

Белорусский режим «заставить» проявляет себя через десятки тысяч страниц актов законодательства. Над ними денно и нощно работают 24 министерства, 10 государственных комитетов, Фонд социальной защиты населения, шесть облисполкомов и Минский горисполком, 130 райисполкомов и горисполкомов областного подчинения. Десятки тысяч распорядителей чужого на деньги налогоплательщиков перекладывают тонны бумажек, чтобы заставить миллионы белорусов принять их видение оптимальности и эффективности для инвестиций, производства и потребления.

 

Экономика убеждения: неизвестный идеал

 

Подход «убеждать» - это ориентация на частную собственность, открытую конкуренцию, свободную торговлю и личную ответственность за результаты добровольного инвестиционного выбора. В парадигме «убеждать» нет места регулируемым ценам, квотам и лицензиям. Добровольный обмен исключает принуждение к определенным поставщикам, форме или валюте расчёта. Частный бизнес не может заставить человека вопреки его воли подписать невыгодный контракт, работать в нечеловеческих условиях или в ущерб своим интересам. Принуждение в данном случае – это уголовщина.

Добровольный обмен и убеждение не гарантируют того, что каждая из сторон получит именно то, на что рассчитывала. Случается обман, мошенничество и то, что экономисты называют ассиметричностью информации. Далеко не всегда злонамеренную и преступную. Одно дело, когда продавец всучил битый автомобиль под видом чуть ли не нового, другое дело – когда обыватель – божий одуванчик соблазняется кредитом под 30% в месяц на покупку компьютера.

История и опыт доказывают: глупость, как и мошенничество, наказуемы. Нельзя долго обманывать много людей. В условиях свободного рынка эволюционно выживают и укрепляются честные производители, качественные товары и неангажированные защитники права и собственности. Поэтому жители стран, которые хотя бы два поколения проработали в режиме экономики убеждения, радуются миру, благополучию и доброму здравию.

 

Экономика принуждения: брутальная реальность

 

Белорусская экономическая модель базируется на принципе «заставить». Заставить может только тот, кому закон в качестве аргумента разрешает использовать грубую силу или угрозу её применения. Это государство. Оно проявляет себя запретами и ограничениями: без разрешения государства у нас даже булочку не испечёшь, причёску не сделаешь или тапочки не сошьёшь. Оно часто выступает в лице монополиста, который принуждает людей отказаться от товаров и услуг конкурентов. Государство просто лишает нас права выбора.

Заставить может государство-работодатель. Оно контролирует львиную долю рабочих мест в городе или в районе. Закон разрешает чиновнику контролировать вход на рынок, а также распоряжаться всей землёй и ~90% недвижимости. И ещё у него в кармане местная милиция, прокуратура, а с судьёй он парится в бане.

В такой ситуации разговор чиновник-шлагбаум ведёт примерно в таком ключе: «Нашёл выгодную товарную нишу? Хочешь организовать производство? Да, пожалуйста. Только вот земли для тебя нет, а арендовать помещение можно под $20 за 1м2. Да, ещё нужно получить лицензию, несколько разрешений и сертификаты на продукцию…» И это только начало. О курсовых разницах, неплатежах госорганизаций, валютных ограничениях, проверках, налогах, штрафах, вызовах в исполком предприниматель узнаёт позже.

 

Режим «заставить» на рынке труда

 

Белорусские власти решили ужесточить режим «заставить» на рынке труда. В очередной раз А. Лукашенко в подачи правительства поднял тему тунеядства. По известным только чиновникам критериям глава страны идентифицировал 500 тысяч граждан страны, которые отлынивают от производительного, официально учитываемого труда. Понятное дело, что эти люди ходят в магазины, заправляют свои автомобили, кушают в кафе и наверняка улучшают жилищные условия. Не будь их в стране, розничный оборот товаров и услуг был бы меньше. Соответственно, бюджет получил бы меньше налогов.

Понятное дело, что эти полмиллиона людей не питаются святым духом, что у них есть неучтённые, незадекларированные доходы. Так в последние 20 лет они были у 90% населения нашей страны. Да, заработали люди в России, Польше или Германии. Молодцы! Большая часть их денег приехала в Беларусь и тратится здесь, на радость отечественным производителям товаров и услуг.

Абсурдно утверждение, что они не платят налоги. Жить в стране и не платить налоги невозможно. Каждый купленный товаров или услуга – это налоги. Они «сидят» в бензине, электроэнергии, мясе, хлебе, услугах кафе и прачечных.

Белорусскому правительству этого показалось мало. Чиновники захотели, чтобы всё было честно и открыто, в том числе налоги на доходы. Такой подход формируется, когда люди слишком близком к сердцу принимают утопические книги типа «Экономикс», верят во всемогущество государства и игнорируют реальную жизнь. Не зря говорят, что идеализм - это ментальное кровотечение.

В мировой экономике более трети доходов правдами и неправдами уходят от налогов. Те страны, которые хотят драть с налогоплательщиков три шкуры, получают в результате бегство капитала, оффшоры и десятки других схем относительно легально не платить налоги. Это касается, в первую очередь, активных, предприимчивых людей, которым есть что скрывать.

Львиная доля условных полмиллиона белорусских «тунеядцев», на самом деле, это трудолюбивые, ответственные люди. Они не стали требовать от государства рабочих мест, пособий по безработице, а взяли свою судьбу в свои руки. Типаж многих из них близок к официально безработному белорусу с Вилейского района. Он купил квартиру и автомобиль, чем вызвал интерес налоговой. Она зафиксировала у него превышение расходов над доходами в размере Br360 миллионов. Он без проблем заплатил начисленные Br43,2 млн. подоходного налога – и продолжил спать спокойно.

Претензии к таким людям, мол, они бесплатно пользуются услугами образовательных и лечебных организаций, высосаны из пальца. С высокой степенью вероятности можно сказать, что они платят за всё, что потребляют. Если не официально, то уж точно в конвертах для врачей, учителей, нянек или репетиторов. Они формируют вполне платёжеспособный спрос. Ему радуются белорусские строительные организации, автосалоны и рынки.

 

Не ракетами, так граблями

 

А вот белорусские власти со всей своей пролетарской прямотой грозятся «именем революции» вернуть в законодательство понятие «тунеядство». Новая-старая советская норма позволит привлекать к ответственности и принудительному трудоустройству тех, кто временно не работает. Это, действительно, новый уровень экономического режима «заставить». По сути дела, речь идёт о восстановлении крепостного права, о массовом принуждении граждан страны к барщине.

Принудить к трудоустройству – это дубинками или кулаками заставить человека работать там и на таких условиях, которые бы он добровольно никогда не принял. Представьте, какая в такой ситуации будет производительность труда, качество производимых товаров (услуг) и отношения в коллективе, где newкрепостные будут работать. Такого рода издержки сторонники режима «заставить» не учитывают. Как не принимают они в расчёт издержки по идентификации «тунеядцев», принуждению их к работе (оплата труда милиционеров), а также ускорению бегства денег и человеческого капитала из страны.

Беларусь не живёт за Железным занавесом. На восстановление его в стране нет денег. Будучи в едином рынке с Россией, беларусы, которым будет грозить получить позорный социальный статус «тунеядец», соберут манатки и навсегда уедут из страны. Кто в Россию, а кто и в Евросоюз. И увезут свои семьи. За границей им больше платят. Раз родная страна не хочет принимать их деньги, они повернутся к такой родине спиной. Эмиграция 20 – 30 тысяч семей, которые по уровню доходов и по предпринимательскому потенциалу принадлежат среднему классу, приведёт к убыткам, которые в разы перекроют ту выгоду, которую правительство планирует получить от принудительного труда и экономии на пенсиях.

Циники говорят, что главные орудия истории – это грабли и томагавки. Ракетами мы свою историю делать явно не будем, а вот грабли продолжают оставаться нашим базовым национальным инструментом. Он является символом режима «заставить!» Экономика принуждения нежизнеспособна. Она загоняет страну в тупик. Правда, те чиновники, которые сегодня ратуют за принуждение к труду, надеются наблюдать за жизнью обыкновенных людей в тупике с высоты своих дорогих загородных коттеджей или заморских дач.

Ярослав РОМАНЧУК специально для Myfin.by

Предыдущие статьи в рамках проекта «Бизнес с умом»:

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus