ЖЕРТВЫ НОВОЙ ДЕНЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ. На горизонте давно назревшая лечебная терапия

ЖЕРТВЫ НОВОЙ ДЕНЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ. На горизонте давно назревшая лечебная терапия

30 января 2015г. глава Нацбанка Павел Каллаур и первый вице-премьер Василий Матюшевский на встрече с независимыми экспертами сделали целый ряд смелых заявлений. Они легли в основу новой монетарной политики, которая была одобрена правлением Нацбанка. Большинство заявлений являются регуляторными фьючерсами. Выполнение обязательств по ним зависит не столько от самого эмитента (Нацбанка), сколько он его начальника и результата жёсткой борьбы разных групп влияния на А. Лукашенко.

 

Шесть монетарных фьючерсов

Назовём основные тезисы монетарной политики нового председателя правления Нацбанка. Первое: инфляция – враг экономики. Замечательно, что признали, но вот 18% годовых на 2015г. – это неприлично высокая цифра. Инфляция в Беларуси такая, что люди всю жизнь копят на «черный день», а накопили на чёрный хлеб. Её обязательно нужно снизить, как минимум, раза в два. Это возможно, если не увеличивать широкую денежную массу на запланированные 30%. Понятно, что этот показатель рассчитан с учётом девальвации, но если экономика грозит попасть в рецессию, то для стабильных цен и снижения давления на курс Br-рубля нужно сокращение денежной массы.

Второе: выдача кредитов – только на рыночных условиях. Радует, что Нацбанк потребовал от коммерческих банков «осуществлять кредитование исходя из наличия реальных источников финансирования и отсутствия ресурсной поддержки со стороны Национального банка». Руководители банков несут «персональную ответственность за согласование проектов о кредитовании государственных программ и мероприятий без наличия соответствующих источников финансирования». Т. е. если главы Беларусбанка, Белагропромбанка, Белинвестбанка или ОАО «Банк развития» «выбьют» у руководства страны ресурсы в обход общего требования, то тогда деньги им дадут, даже если у них нет реальных источников финансирования. Персональная ответственность едва ли кого-нибудь остановит.

Такого рода исключение ставит под угрозу выполнение всей новой денежно-кредитной политики. К тому же, властям нужно радикально менять расходную часть бюджета и ликвидировать до 90% всех госпрограмм. Стержень белорусской экономической политики – выделение «точек роста» противоречит тезису П. Каллаура и В. Матюшевского. Будет разрушен сам стержень или из общего правила будут делать щедрые исключения для избранных? Возможно, только список избранных будет поменьше, поскольку денег в бюджете на всех не хватит.

Третье: в курсовой политике – минимальное вмешательство Нацбанка и только в экстренных случаях. Тогда никакого ручного управления спроса и предложения, навязывания нормы обязательной продажи 50-процентной валютной выручки. Тогда нужно отменять условие покупки юридическим лицом валюты в зависимости от наличия валютной выручки. По хорошему Нацбанку и Совмину нужно настаивать на приватизации Белорусской валютно-фондовой биржи, чтобы исключить возможность влиять на работу этой организации. Нацбанк выбрал таргетирование широкой денежной массы. Как переходный вариант это нормально, но нужно возвращать регуляторную силу процентным ставкам. Здесь мы возвращается к теме равенства регуляторных норм и требований для всех банков, а также для банка-не-банка ОАО «Банк развития».

Четвёртое: валюту на межбанке покупать можно. Побыстрее бы вернули эту норму. Это не какая-то особая глубина либерализации, а возвращение коммерческим организациям их базового права из пучка прав собственности. Почему государство должно указывать организациям, где продавать и покупать валюту? Это явно не его дело.

Пятое: свобода в установлении ставок по кредитам и депозитам. Абсолютно правильная мера. Она означает переход в режим открытой конкуренции. Возможно ли это в Беларуси, где государство продолжает доминировать на финансовом рынке, где он сведён преимуществено к банкам, где существуют формальные и неформальные барьеры для входа на финансовый рынок? Когда один игрок через разные структуры занимает до 65% рынка, говорить о свободе установления цены кредитов и депозитов не приходится, но посыл Нацбанка, безусловно, правильный.

Шестое: дедолларизацию – в массы. После грубого, продолжительного унижения Br-рубля Нацбанком, Совмином и государственными коммерческими банками нет ничего удивительного, что около 80% вкладов в банковской системе – это вклады валютные. Рублеизация экономики страны будет успешной, когда сами власти будут демонстрировать уважение к Br-рублю. Она произойдёт, если в течение пяти лет инфляция будет менее 3% в год, если правительство перестанет выпускать на внутренний рынок валютные облигации и отвяжет все платежи от твёрдых валют.

Беларусы будут выбирать свою национальную валюту, если власти не будут ставить социальные ориентиры успеха в долларах (к концу 2015г. обещали зарплату $1000, а по факту будет раза в три меньше), если за белорусские рубли/талеры/гульдены можно будет купить землю, сырьё, активы и ценные бумаги.

 

А если всё-таки получится?

Пожелаем Нацбанку удачи в реализации его планов. Допустим, что у П. Каллаура получилось воплотить их в жизнь. Пройден рискованный переходный 2015-ый год. Нацбанк сумел навязать банкам, исполкомам, концернам и Совминам жёсткие правила доступа к кредиту. Беларусь начала жить по средствам и даже экономить, чтобы отдать долги. Надёжно и эффективно работает институт банкротства. Инфляция впервые в истории Беларуси снизилась до менее 5%, а спрос на Br-рубли устойчиво формируют приватизация и введение земли в полноценный коммерческий оборот. Власти вняли убеждениям сторонников либеральных реформ и резко укрепили институт частной собственности.

Мечты? Утопия? Пока А. Лукашенко открыто и однозначно не поддержит планы П. Каллаура/В. Матюшевского, благим намерениям Нацбанка, рыночного крыла Совмина и Администрации президента не суждено сбыться.

Но если поддержка будет, пусть и негласная, но чётко доведённая до всех звеньев вертикали, номенклатурных центров лоббирования и «красных» директоров, тогда последствия для тысяч предприятий из категории «бюджетные пылесосы» будут очень серьёзные.

Нет сомнений, что Нацбанк в 2015г. не сможет обеспечить переход на рыночные условиях работы целого ряда промышленных и аграрных любимчиков. А. Лукашенко прикажет дать бесплатные или очень дешёвые деньги и льготы для избранных промышленных гигантов. В группу защищённых он действия рыночных сил предприятий власти наверянка попадут Белаз, МАЗ, МТЗ, Гомсельмаш, БМЗ, Амкодор, Белшина, Минский моторный завод, холдинг «Автокомпоненты», Красносельскстройматериалы, Гомельстекло и Светлогорский ЦКК. На этом этапе бороться за то, чтобы подчинить их общим правилам, бесперспективно из-за их особой политической и социальной чувствительности. А вот за отсечение от бюджетной соски тысяч «мертвых» или «полуживых» государственных коммерческих организаций побороться стоит. «Красные» директора заинтересованы в их хронической убыточности, потому что они научились из такого статуса извлекать лично для себя солидные доходы.

При жёсткой, консолидированной позиции П. Каллаура, В. Матюшевского и заместителя главы администрации президента Н. Снопкова, а также при их поддержке главой страны в 2015 -2016гг. стоит ждать банкротства (гораздо реже санации) и приватизации большей половины предприятий лёгкой промышленности, деревообработки, розничной торговли, сферы бытовых услуг и рыбного хозяйства. В процесс структурных реформ должны пойти многие предприятия молоко- и мясообработки, бытовой электроники, строительного сектора, с/х организации, льнозаводы, машино- и станкостроения. Финансовые показатели тысяч коммерческих организаций из этих секторов убеждают, что они не имеют ресурсов для самостоятельного выживания в условиях ужесточения денежно-кредитной политики и отключения их от бюджетной помощи. Они с высокой степенью вероятности станут жертвами новой монетарной и бюджетной политики.

Трудно сказать, готовы ли руководители Нацбанка и Совмина держать удар со стороны «красных» директоров и тех номенклатурных посредников, которые встроились в цепочки по распределению бюджетных ресурсов и управлению активов этих предприятий. Предложенные реформы ликвидируют источники их ренты, официальных и «серых» доходов.

В Беларуси до сих пор никто не осмеливался бросить вызов корпоративным иждивенцам бюджета. Похвально, что Павел Каллаур и Василий Матюшевский сделали это публично. Их инициативы достойны поддержки. Посмотрим, какую программу действий на 2015 год представит нам Совмин. Если она будет совместима с декларируемой политикой Нацбанка, то нас ждёт настоящий институциональный клэш. Президентская кампания может его отложить, но не предотвратить. Скучно не будет. У нас нет оснований говорить о шоковой терапии для Беларуси. Шоки наша страна испытывает с незавидной регулярностью от острого недостатка рыночных механизмов и институтов.

Ярослав Романчук специально для Myfin.by


Предыдущие статьи в рамках проекта «Бизнес с умом»:

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus