Кризис доверия белорусскому рублю: временно или надолго?

Кризис доверия белорусскому рублю: временно или надолго?

Очередной блок денежно-кредитной статистик с данными февраля продемонстрировал наметившуюся негативную тенденцию на внутреннем валютном и депозитном рынках. После выхода на единый курс население не готово подставлять свое плечо экономике. Доверие к банковской системе значительно снизилось. С этим денежным властям и коммерческим банкам нужно что-то делать, так как именно население является главным ресурсным донором.

Декабрьские события на валютном рынке страны негативно отразились на динамике депозитов в местных денежных единицах. Паническое бегство в валюту было значительно приторможено введением запретительных комиссий, но еще больше повлияло на ситуацию отсутствие возможности безналичной конвертации. Ближе к финишу января все вернулось на круги своя (валюта в обменниках появилась, купить за пару кликов также стало возможным, пусть и в рамках суточных лимитов). Вот только доверия сбережениям в местных от этого не прибавилось.

Если рассматривать Переводные депозиты (карточные проекты и счета до востребования), то результаты января немногим отличаются от декабрьских. После бегства 1 трлн 472,3 млрд BYR в январе за ними подались еще почти столько же: 925,3 млрд BYR. Замедление в полтора раза – слабое утешение, хотя на жизнь на подобных счетах еще остается 11 трлн 452,3 млрд BYR.

Увесистость данных депозитов значительно снизилось. Вот только за счет учета по официальному курсу масштаб усушки в заокеанском измерении оказался сравним, хотя по среднебанковскому курсу продажи положение не такое катастрофическое (было бы вчетверо меньше). Но фактом является: после декабрьского обмена и выноса $ 241,17 млн последовала январская уценка на $ 296,48 млн. И на все про все горячих денег осталось на $ 743,66 млн.

Если рассматривать сегмент Срочных депозитов, то здесь деньги не такие пугливые, скорее тяжелые на подъем. За что к ним иногда приписываются разнообразные бонусы от принявших банков (в зависимости от щедрости души и потребности в ресурсах). В январе паники уже нет, возможно, из-за начислении антидевальвационных добавок, а может и от безысходности упущенного момента бегства: срок закончился, проценты не потеряны, но курс никто не откатит. После декабрьского вывода со срочных счетов 4 трлн 637,4 млрд BYR население вернуло в банки всего 1 трлн 274,7 млрд BYR. Маловато, но есть. Здесь нужно принять во внимание, что часть этого притока сформирована капитализацией процентов за январь. И проценты были немалые. Если же пересчитать в заокеанское измерение, то картинка радостней не станет: после декабрьского бегства и уценки оставшегося на $659,76 млн новый взнос по обновленному единому курсу уценил сбережения еще на $ 437,37 млн. В прошлом году январь был куда более урожайным.

Если просуммировать разные виды сбережений населения, то можно констатировать робкую попытку возврата населения в банки: после бегства 6 трлн 110,7 млрд BYR посмело вернуться только 349,4 млрд BYR.

Возможно, еще прошло мало времени, чтобы осознать стабилизацию на новом повышенном уровне, но от этого утраченная банками ликвидность не вернется, как и не вернется полновесность прохудившихся депозитов. Заманить больше на счета можно повышенными ставками, но выдержит ли их экономика?

 

Валютные закрома

Следует отметить, что население оказалось весьма подготовленным к приходу декабрьского валютного шторма. Оно не только вооружилось платежными картами для моментальной покупки примерно полмиллиарда за короткое разрешенное окошко, но и купило $654,21 млн с января по ноябрь, сберегая себе нервы и приближая порывы шторма. Приобретенную валюту люди, однако, не пожелало доверить банкам, чем значительно ухудшило их возможности продать валюту страждущим или помочь регулятору скорректировать в меньшую сторону долги государства (осталось только потрошить кубышку, усиливая страхи владельцев валюты).

По сегменту Переводных депозитов бегство валюты лишь замедлилось с $ 22,03 млн до $ 15,27 млн. На горячих счетах населения остается $ 432,86 млн – почти столько же было на 1 января 2014 года. Видимо это некий стратегический запас.

По сегменту Срочных депозитов проявились страхи населения, которые подпитывались отсутствием возможности в любое время снять купленную в декабре безналичную валюту. После скромного декабрьского прироста вкладов на $ 45,98 млн за январь сбежало $ 107,58 млн. На ранее накопленном валютном жирке это почти не отразилось: под контролем населения на срочных счетах остаются  $ 7 млрд 381,98 млн.

Всего же валютные вклады за январь прохудились на $ 122,85 млн до $ 7 млрд 814,84 млн. С одной стороны, это значительный резерв валюты (и весьма емкая подушка безопасности), но он давно уже задействован банками под валютное кредитование экономики. С другой стороны, это немой укор проводимой валютной политики, где своя валюта не в чести и готова периодически резко и сильно ослабеть (с внешней и внутренней помощью).

Автор: RIORAN

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus