ТЕСТ НА ГОТОВНОСТЬ К РЫНОЧНЫМ ПЕРЕМЕНАМ. Появился ли дух рынка в Вертикали власти?

ТЕСТ НА ГОТОВНОСТЬ К РЫНОЧНЫМ ПЕРЕМЕНАМ. Появился ли дух рынка в Вертикали власти?

Условно новые и молодые лица на топе Вертикали власти, свежие программы действий, активизация рыночной риторики, потепление отношений с США и ЕС, новая программа с МВФ – все эти лица и события призваны убедить беларусов, что Беларусь стоит на пороге рыночных перемен. Посыл с высоких номенклатурных кабинетов для обыкновенных людей, и, прежде всего, предпринимателей, звучит так: «Мы – за перемены, за прагматизм в экономической политике, за национальное предпринимательство, частную собственность и диверсификацию экономики. Подставьте нам плечо, потерпим вместе – и мы прорвёмся!». Когда кормить обещаниями 1000-долларовой зарплаты уже невозможно, когда в обещания сделать кредиты доступными никто не верит, нужно продать людям фьючерс под названием «Надежда на перемены». Заметим, что не на сами перемены, а на надежду на них.

 

Белорусское правительство – убежденные «совки»

Распорядители чужого (политики и чиновники) предлагают населению и бизнесу своеобразную ценную бумагу. Любое правительство, продающее свои евробонды, оценивают Moody’s или Standard&Poor’s. От их оценок во многом зависит цена денег, которые международные инвесторы готовы предоставить стране. Представим простой тест на оценку реальной ценности предлагаемого властями вербального инструмента по десятибалльной шкале: «0» - это полный, убеждённый совок, «10» баллов – последовательный, целеустремлённый сторонник свободного рынка. По этой шкале по 20 факторам оценим конкретные действия, решения и документы, принимаемые органами госуправления, а не намерения, кулуарные мнения или проекты документов, которые циркулируют внутри вертикали власти.

Оценка правительства (в широком определении оно включает Администрацию президента, Совет Министров и Национальный банк) по двадцати параметрам позволяет сделать однозначный вывод. Белорусские власти продолжают оставаться твёрдыми, убеждёнными приверженцами старого, совкового, централизованного государственного хозяйства. Из двухсот возможных баллов правительство Беларуси получило 39. Это квалифицирует его, как приверженца ручного управления экономикой, государственной собственности, особых привилегий для государственных монополистов и ограничений свободы выбора потребителей. Влияния так называемых «мягких рыночников» или прагматиков на содержание экономической политики не отмечено. Возможно, глубоко в душе эти люди и симпатизируют теориям и идеям Л. Мизеса, Ф. Хайека или М. Фридмана. Не исключено, что гипотетически им нравятся М. Тэтчер, Ли Куан Ю или Л. Бальцерович, но содержание конкретных действий, актов законодательства и практики взаимоотношения правительства к бизнесу убеждают нас, что рыночное начало, если оно в них и присутствует, закопано и спрятано в таких потёмках человеческой натуры, что сторонним наблюдателям очень сложно его разглядеть.

Таким образом, кадровые перестановки конца 2014 года не оказали ровным счётом никакого положительного влияния на содержание целостности экономической политики Беларуси. Распорядители чужого (политики и чиновники) продолжают вести нашу страну в пучину системного, структурного кризиса выбранной ими модели социально-экономического развития. Действия старых и молодых чиновников – ни по каким параметрам нельзя оценить, как начало системных рыночных реформ. Мы наблюдаем тщетные попытки спасти в очередной раз загнивающий социализм. Да, внутри Вертикали власти идут споры, порой весьма ожесточённые. Сторонники новых подходов в экономике не хотят называть себя рыночниками. Они предпочитают нейтральное «прагматики». Есть опасность, что их прагматизм может оказаться весьма эгоистической направленности. Свои личные карьерные вопросы они могут решить положительно, получив вытекающие из этого материальные бонусы. А вот для страны их прагматизм может вылезть боком: вместо полноценных рыночных институтов свободой экономики Беларусь может оказаться в плену олигархических кланов. И тогда олигархический хрен окажется ничуть не слаще госплановской редьки.

Тест на определение ориентации правительства Беларуси*

Тема, проблема, ситуация, законодательная норма

Оценка по шкале от «0» (совок, убеждённый сторонник централизованной, государственной экономики до «10» - последовательный сторонник свободного рынка)

Пояснение

1.

Цены, свобода ценообразования.

2

Широкое распространение практики фиксации максимальных и минимальных цен. Три месяца страну лихорадит из-за ценовых безобразий Минторга, Минздрава, Минэкономики, но голоса рыночников внутри Вертикали власти с требованием отменить их публично не слышно.

2.

Налоги и их администрирование.

3

МНС публично признал, что налоговая реформа в стране закончена. Фиксация размера госрасходов на уровне 43 – 45% ВВП – это удар по конкурентоспособности бизнеса. На порочную практику увеличения местных налогов в 2015г. в разы (!) жёстких оценок «рыночников» в Вертикали власти мы не дождались.

3.

Равенство условий хозяйствования.

2

Равенства практически нет: разные условия кредитования, доступа к сырью, рынкам, земле, изобилие налоговых льгот, арендных ставок, «ножниц» по штрафам и налогам. Никакого продвижения в сторону рынка после назначения новых лиц в правительство.

4.

Таможенные правила, скорость, издержки, стимулирование конкуренции.

4

Не стимулирует развитие производств, индикативное определение таможенной стоимости импортного товара – пример ценового регулирования в пользу государства; слабое развитие электронного декларирования, ограничения для физических лиц.

5.

Аренда и госрегулирование ставок для частных собственников.

1

Вопиющая практика распространение ценового регулирования на арендные отношения частных субъектов, резкое увеличение ставок аренды, широкое распространение дискриминационных практик. Публичной, жёсткой реакции «рыночников» на арендные безобразия не последовало.

6.

Финансовый рынок (набор инструментов, свобода их выбора, доступность).

2

По-прежнему нет нормального фондового рынка. Биржа национализирована, текущий и капитальные счета зажаты в тиски госрегулирования; огромный спрэд в процентных ставках по кредитам в рыночных экономиках и в Беларуси.

7.

Валютная политика

2

Непредсказуемость, уязвимость перед внешними шоками, разбалансированность, жесткое ручное регулирование, сохранение высокой доли обязательной продажи валюты.

8.

Платёжная дисциплина

2

Стремительный рост долгов, неплатежей, неликвидов, частный бизнес – в самом конце «пищевой цепочки», т. е. остаточный принцип расчётов с частным бизнесом.

9.

Гибкость реагирования органами госуправления на внутренние и внешние вызовы и угрозы.

2

Вертикаль проспала негативные события на российском рынке, недооценила влияние рецессии в Украине, не сумела воспользоваться продовольственным эмбарго России в отношении товаров из ЕС, чтобы расширить своё присутствие на российском рынке.

10.

Предсказуемость экономической политики.

1

В 2015г. Беларусь вошла с утопичным законом о бюджете, нереальными Основными направлениями денежно-кредитной политики и невыполнимым макроэкономическим прогнозом. Сплошные шараханья, никакой конкретики, ситуативное реагирование на внешнюю неопределённость.

11.

Противодействие монополистическим практикам.

2

В стране некому противодействовать монополиям. Государство само себя высечь не может. Одна рука «кормит» монополии, а другая вроде бы должна с ними бороться.

12.

Кадровый состав полиси- и дисижнмейкеров.

2

Вкрапление нескольких относительно новых людей на новые должности не только не создал новое рыночное качество, но даже не разбавил непробиваемую просоветскую номенклатурную дрыгву.

13.

Динамика приватизации.

1

Приватизация заблокирована. Вертикаль противится даже продаже не используемого имущества и хронически убыточных предприятий. 

14.

Конфликт интересов в органах госуправления.

1

Ликвидация конфликта интересов ведётся только на бумаге. Ни в одном министерстве, ведомстве и исполкоме не зафиксированы значимые случаи декоммерциализации. Более того, участились случаи огосударствления, например в сфере импорта алкогольной продукции.

15.

Прозрачность процесса принятия решения органами госуправления, участие в нём основных стейкхолдеров.

1

Формальные диалоговые площадки бизнеса и власти не были задействованы при принятии крайне вредных для бизнеса решений в декабре 2014г., в том чисел по ценовому регулированию. В стране явно действует параллельная, кулуарная система принятия решений. Бизнес (за редким исключением) и население, как основные стейкхолдеры, от неё изолированы.

16.

Штрафы и наказания, насколько они способствуют развитию честного предпринимательства.

1

Власти предложили в разы увеличить и без того высокие штрафы, участились случаи конфискации товаров, продолжается порочная практика доведения до разных госорганов планов по штрафам.

17.

Эффективность правовой системы защиты частной собственности, взыскания долгов, перехода прав собственности от должника к кредитору.

2

Институт частной собственности не защищён, уязвим перед самовольными решениями чиновников как республиканского, так и местного уровней. Госпредприятия – должники защищены от требований кредиторов, особенно частных в плане взыскания долгов.

18.

Регулирование розничной торговли (равенство статуса импортных и белорусских товаров), навязывание ассортиментных перечней и т.д.

1

Тотальное навязывание белорусских товаров, дискриминация импорта, искажение экономики программой импортозамещения, жёсткое регулирование розничной торговли Минторгом, Минздравом, а также контрольными органами.

19.

Гибкость рынка труда.

5

Директора госпредприятий получили больше прав по оптимизации рабочей силы, но всё равно сохраняются определённые ограничения. Регулирование рынка труда (работодателей), в том числе высокие налоги на зарплату, существенно увеличивает издержки нанимателей и снижает их гибкость при принятии решений о найме и увольнении.

20.

Свобода доступа к сырьевым ресурсам.

4

Сохранение порочной практики административного разделения сырьевых зон (мясо, молоко), жёсткое регулирование доступа к древесине, нерыночные механизмы распределения удобрений на внутреннем рынке, льготирование ГСМ и т.д.

 

Общая оценка

39 из 200 возможных

Убеждённый «совок», противник частной собственности, свободной торговли, открытой конкуренции; тотальный регулятор, не верящий в способность людей самостоятельно осуществлять обменные операции.

*по состоянию на март 2014г. Оценка Научно-исследовательского центра Мизеса

Ярослав Романчук специально для Myfin.by


Предыдущие статьи в рамках проекта «Бизнес с умом»

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus