Вспоминая март: снег таял, доллар дешевел

Вспоминая март: снег таял, доллар дешевел

Прошедший март оказался месяцем проверки на прочность достигнутых ценовых уровней и оценки их воздействия на экономику. Как оказалось, скромное укрепление национальной валюты в феврале вылилось в прирост импорта (и уход в минус внешней торговли товарами). Частичное укрепление позиций валюты крупнейшего торгового партнера виртуально нарастило за февраль внешний долг на (за счет переоценки ранее взятого примерно на $ 104,3 млн). Должной отдачи от поступлений выручки с востока не произошло, а на оплату нефти и газа подорожавшей валюты приходилось тратить больше местных тугриков. Ручеек же валютной выручки продолжал скудеть (в том числе из-за ослабления евро).

С другой стороны, снижение амплитуды колебаний стоимости любимой населением валюты позволило регулятору убедить банки умерить свои аппетиты на кредитно-депозитном рынке. И это не повлекло за собой ни панического изъятия сбережений, ни резкого всплеска интереса к валюте. А экономика получила шанс кредитоваться на более разумных условиях.

Еще одним испытанием марта явились действия регулятора по спасению сбережений вкладчиков Дельта-Банка, хотя перспективы сбережений юридических лиц до сих пор вызывают сомнения. У «Агентства по гарантированному возмещению банковских вкладов» открылась неплохая возможность проявить себя во всей красе, работая за стабильность банковской системы на ниве санации крупного середнячка. Решительность действий по пресечению панического растаскивания активов вызывает восхищение.

Биржевой забег марта начали на отметке 14890 BYR, чтобы завершить на уровне 14700 BYR (-190 BYR или -1,27%). Простое обладание данными бумажками в кошельке обеспечило отрицательную доходность в 15,31% годовых. Это можно считать даже обнадеживающим моментом, так как за февраль сложилась отрицательная доходность в 39,74% годовых. И похоже пора забывать о немыслимом подарке января с +352,94% годовых, жить надо в новых условиях, скромнее. И иметь в виду, что в течение месяца биржевой курс обитал в диапазоне 14490..15200 BYR, и такие колебания для наших мест становятся нормой, совершенно без последствий для наличного рынка.

Динамика наличного рынка характеризуется следующими показателями /по выборке головных контор банков/ :

Последний рабочий день периода

Лучший курс скупки

Прирост

Лучший курс продажи

Прирост

Средне банковский курс продажи

Прирост

Биржевой курс

Прирост за месяц

31/03/2015

14650

-140

14550

-260

14747,33

-144,44

14700

-190

27/02/2015

14790

-750

14810

-700

14891,77

-751,49

14890

-510

30/01/2015

15540

+1740

15510

+1470

15643,26

+1198,36

15400

+3500

За 2014

+4270

+4450

+4828,77

+2380

31/12/2014

13800

+2930

14040

+3155

14444,90

+3524,74

11900

+1090

28/11/2014

10870

+155

10885

+145

10920,16

+157,26

10810

+90

31/10/2014

10715

+140

10710

+115

10762,90

+147,74

10720

+130

30/09/2014

10575

+155

10595

+165

10615,16

+168,66

10590

+160


Замер температуры осуществлялся до итогов биржевых посиделок и не успел отразить удешевление на 40 BYR, что принципиально не меняет картинку возврата спокойствия на данный сегмент.

За март лучший курс покупки снизился на 140 BYR (-0,95%) вслед февральскому сбросу стоимости на 750 BYR. С учетом данной подвижки с начала года лучшая продажа пока выигрывает 850 BYR – это +6,15%. Но размещение средства дважды по 50% годовых и раз под 45% значительно выгоднее.

Курс лучшей продажи недосчитался за февраль 260 BYR вслед февральскому удешевлению на 700 BYR. С начала года стоимость любимой валюты выросла на 510 BYR или +3,63%. Эту прибавку с успехом мог обеспечить и сам март с пока еще дорогими депозитами. А вклад января и февраля для не сбежавших в валюту средств однозначно следует записать в актив.

Более объективный показатель среднего по банкам курса продажи за март снизился на 144,44 BYR после февральского удешевления на 751,47 BYR. За квартал валюта подорожала всего на 302,43 BYR (или на 2,09%) – на сотку в месяц, строго математически. То есть проигрыш от сидения в валюте увеличивается (это с одной стороны). С другой - риски месячных колебаний стоимости по-прежнему велики: изменение в пределах 710 BYR за месяц могут с легкостью откусить значительную часть дохода.

Теперь собственно об биржевых итогах:

Месяц

Средне сессионный спрос

Прирост

Средне сессионное предложение

Прирост

Средне сессионный объем

Прирост

Доля в общем объеме торгов

Объем торгов

Март

41,353

+5,458

39,791

+2,313

38,842

+2,551

39,82%

854,517

Февраль

35,895

-20,085

37,478

-5,642

36,291

-12,256

38,56%

689,529

Январь

55,980

-24,362

43,120

-20,192

48,547

-22,869

42,93%

873,845

Декабрь

80,342

14,609

63,312

0,941

71,416

5,971

50,03%

1499,744

Ноябрь

65,733

22,696

62,371

22,704

65,445

22,927

47,73%

1112,573

Октябрь

43,037

-1,286

39,667

-0,970

42,518

-1,495

37,14%

935,391

Сентябрь

44,323

+0,657

40,637

+0,120

44,013

+1,162

38,97%

924,263

Август

43,666

-4,819

40,517

-4,548

42,851

-5,218

38,91%

899,880

Июль

48,485

-3,492

45,065

-3,674

48,069

-3,464

39,30%

1009,450


Увеличение количества биржевых посиделок (в феврале заседали 19 раз, в марте – 22) привело не только к росту объема торгов, но и всех средне сессионных показателей. Правда, вернуться на уровень январского обмена не получилось – за счет прибавки на $ 164,99 млн объем торгов вырос с $ 689,53 до $ 854,52 млн. (недобор $ 19 млн).

После значительного спада спроса в феврале он за март отыгрался: прирост спроса $ 5,458 млн, в то время как предложение смогло изыскать только $ 2,313 млн. В масштабах месяца интерес вырос на $ 120,08 млн при росте предложения на $ 50,89 млн. Разбежка не критическая, особенно на фоне резкого изменения стоимости валюты в течение месяца и неоднозначного подхода регулятора к выкупу предлагаемых излишков.

Февральская статистика регулятора отмечает рост кредитования в местных госсектора и населения (очень скромный рост на фоне неплохих темпов выплат по долгам частника). Это могло привести к росту спроса на валюту. Но оживлению кредитования препятствуют долги и зависшая выручка (даже представителей прокуратуры намерены командировать на восток разбираться с проблемой в обмен на закрытие лазеек утечки их капиталов). И естественно, дороговизна кредитных ресурсов, убийственная на фоне скромной месячной ревальвации.

Если в феврале на $ 682,00 млн суммарного спроса приходилось $ 712,03 млн предложения, т. е. накопилось плюс $ 30,08 млн дисбаланса, то в марте вернулись на круги своя. На $ 909,76 млн накопленного спроса нашлось только $ 875,40 млн накопленного предложения (уже не хватает $ 34,36 млн). В результате положительное сальдо по первоначальному спросу и предложению плюс $ 11,09 млн стало отрицательным - минус $ 26,89 млн.

В марте чистое превышение предложения, которое могло уйти в копилку регулятора, составило $ 36,60 млн, тогда как в феврале излишков было $ 49,95 млн. Снижение объема выкупа произошло на четверть, и то при стойком нежелании забирать все, от чего отказались клиенты. Так что здесь резервы не исчерпаны до конца.

Суммарный минус по сессиям марта, когда рос ценник и во многом закрывался за счет не засвеченных заявок составил $ 63,49 млн, тогда как в феврале накопили минуса на $ 38,86 млн. Здесь рост цены подвижек курса вверх вдвое и преимущественно безболезненно для кубышки регулятора.

В целом март прошло спокойно, но для закрепления положительных моментов нужно снижать амплитуду курсовых подвижек в течение месяца. А это – пока вне возможностей нашего регулятора, так как и на укрепление валюты крупнейшего торгового партнера, как и на ослабление ее приходится реагировать. А резкое ослабление нашего зайчика к червонцу, как и быстрое наращивание жирка на нем имеет и положительные и отрицательные моменты. Приходится балансировать, в том числе с учетом настроения почитателей продукции заокеанских печатников.

Автор: RIORAN

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus