ДАВНО ТРЕСНУВШИЙ СОСУД. Как ликвидировать зону финансового кризиса в Беларуси?

ДАВНО ТРЕСНУВШИЙ СОСУД. Как ликвидировать зону финансового кризиса в Беларуси?

Лечить гангрену таблетками аспирина можно. Это смертельно опасно для пациента, плохо для репутации врача, но выгодно для производителя аспирина, а также для бизнеса по управлению частными кладбищами. Такого рода лечение поддерживают разного рода шарлатаны типа заговорщиков воды и целителей через телевизор. Белорусская экономика попала в подобную ситуацию. Гангрена в ней – это устойчиво убыточные, неплатёжеспособные, технологически отсталые производители товаров и услуг. Таких в экономике около 25%. Это государственные коммерческие проекты. Неважно, республиканская или коммунальная собственность – мотивация и качество управления активами от этого лучше не становится.

Распорядители чужого (политики и чиновники), а также «красные» директора психологически не готовы огласить руководству страны честный диагноз: «Для экономической безопасности страны, повышения её конкурентоспособности, улучшения условий работы большинства производителей товаров и услуг выгодно ликвидировать около двух тысяч коммерческих структур».

Такого рода меры дали положительный эффект в десятках стран мира, в том числе в Китае. Он стал чуть ли не путеводной звездой для белорусских властей в реформировании экономики. После ликвидации провальных коммерческих проектов улучшалось здоровье государственных финансов, банков, снижалась нагрузка на бюджет, а также улучшалась платёжная дисциплина. Банкротство является такой же неотъемлемой частью конкурентной капиталистической экономики, как пасха для христиан. В отличие от человеческого тела гангрена в экономике гарантированно приводит к тому, что новые «органы» (коммерческие организации) отрастают сами. Им не нужны бюджетные костыли и номенклатурные протезы. Более того, они её укрепляют, повышая иммунитет к кризисам.

 

Три грубые ошибки

Белорусские чиновники более 20 лет блокируют процесс творческого разрушения, т. е. изменения структуры экономики в результате конкурентной борьбы по единым правилам игры между старыми и новыми предприятиями – под диктовку реального спроса потребителей. Приведём три самые грубые ошибки, которые допускают белорусские власти в отношении структурных трансформаций.

Первая ошибка – это убеждение, что проблемы убыточных предприятий вызваны субъективными факторами. Стоит поменять директора, как ситуация исправиться. Руководство белорусских госпредприятий меняют, как перчатки, а воз не только на старом месте не стоит, а уже застрял в финансовой, долговой яме по самые уши. Директора госпредприятий – временщики. Они поставлены в такие рамки, что им выгодно совершать сделки в ущерб заводов и фабрик. На первое место выходит мотив заработать лично себе с минимальными издержками угодить за решётку с конфискацией.

«Красные» директора посвящают поиску этого баланса гораздо больше времени и внимания, чем маркетингу и управлению издержками. Отсюда закупки импортного оборудования по цене в два-три раза выше, чем у производителя. Отсюда приобретение инвестиционных товаров, которые вообще не используются и годами ржавеют на складах. Отсюда приобретение товаров внутри Беларуси через сложные цепочки посредников. Формально они могут быть частными структурами, но они являются ничем иным, как прокладками безопасности в схемах между чиновниками и государственными коммерческими структурами. Отсюда обрастание государственных предприятий фирмами свояков, друзей и родственников, которые оказывают предприятиям услуги по фантастически высоким ценам. У них нет проблем с дебиторской задолженностью, получением доступа к дешёвому сырью, получением разрешений и проверками. Убытки госпредприятий-«маток» - это побочный эффект их основной деятельности.

Вторая ошибка: проблемы убыточных предприятий можно решить не рыночными, а административными инструментами. Тысячи производителей товаров и услуг годами получали разные виды госпомощи (налоговые и таможенные льготы, дотации, субсидии, преференции), наслаждаясь защитой от конкуренции и иммунитетом от банкротства. Их пытались спасать присоединением к прибыльным предприятиям, включением в концерны и холдинги – всё без толку. Размножение номенклатурных структур и организаций вокруг государственных предприятий помогает им так, как «хваробе кашаль». Результат налицо.

За январь – май 2015г. убыточными были 1691 коммерческая организация (21,3% от общего количества). За аналогичный период 2014г. убыточных было на 443 организаций меньше, а за январь – май 2013г. убыточными были 854 коммерческих организаций. Уместно вспомнить число убыточных организаций в начале первого года четвёртой пятилетки. Сумма чистого убытка по состоянию на 1.06.2015г. составила Br12,2 трлн. Это в два раза больше, чем была на 1.06.2014г. и в 3,7 раза больше, чем было 1.06.2013г. По сравнению с январем – маем 2011г. чистые убытки выросли в пять раз.

За январь – май 2011г. убыточными были 878 организаций или 10% от общего числа. Это значит, что доля убыточных предприятий за полностью проваленную пятилетку увеличилась более чем вдвое. И это в условиях активной и интенсивной финансовой и административной поддержки госсектора.

Третья ошибка: проблемы убыточных предприятий можно решить без изменений формы собственности. В Беларуси не удалось создать систему полноценной симуляции управления государственным, как частным. Это под силу очень небольшому числу стран в мире. Только те демократические страны, в которых доминирует культура честности, открытости, порядочности и солидарности, могут рассматривать такой вариант, да и то с существенными оговорками. В свою очередь, такую культуру не создашь из-под палки. Опыт Швеции, США или Дании убеждает, что её можно создать только в системе полноценной частной собственности. Нормой в успешных благополучных странах является доминация частной собственности. Бремя доказательства в пользу государственной собственности лежит на белорусских властях. Суть их аргументов топорна, примитивна и притянута за уши. Мол, беларусы не готовы к частной собственности, свободным ценам и открытой конкуренции. Мы, чиновники, постепенно готовим их к рыночной экономике. Правда, связать системные, структурные, валютные и инфляционные кризисы в Беларуси с ручным управлением экономикой они отказываются.

 

Эффект заражения

Чтобы гангрена неплатежей не проникала в здоровую часть белорусской экономики, её нужно изолировать, поместить в режим жёсткого карантина. Иначе она непременно будет поглощать всё новые и новые организации и сектора. Динамика неплатежей в Беларуси доказывает, что правительство опустило руки и в угаре политической корректности потворствует быстрому заражению экономики.

На 1.06.2015г. кредиторская задолженность составила Br323,6 трлн, что на 13,9% больше, чем было в начале года. Из неё Br48,4 трлн. (15%) долгов являются просроченными. Годом раньше объём просроченной задолженности составлял 13% от общей (Br33,5 трлн.). Отметим, что в промышленности объём просроченной задолженности увеличился за январь – май 2015г. на 36%. Вспомним, что было в первый год четвёртой пятилетки. На 01.06.2011 кредиторская задолженность составила Br79,2 трлн. Просроченная кредиторка была Br7,6 трлн. (9,6% от общей). Четвёртая пятилетка привела к тому, что доля просроченной кредиторской задолженности по состоянию на 01.06.2015г. увеличилась более чем на 56%.

На 01.06.2015г. дебиторская задолженность составила Br252,4 трлн., что на 15,4% больше, чем было в начале этого года. С начала года просроченная дебиторка увеличилась до Br53 трлн. на 31%. Это 21% общей дебиторской задолженности. Для сравнения на 1.06.2014г. этот показатель составлял Br35,1 трлн. (17,1% от общего объёма), а на 01.06.2011г. дебиторская задолженность составляла Br66,91 трлн. Из неё просроченная – Br9,71 трлн. или 14,5% от общей. По сравнению с январем – маем 2011г. доля просроченной дебиторской задолженности в общем её объёме увеличилась на 44,8%. И это на фоне среднегодовых темпов роста ВВП в 2011-2015гг. оценочно на уровне 1,1 – 1,3% и в условиях опасного марша в рецессию в 2015 году.

Зачем склеивать разбившуюся вазу?

Белорусские власти упорно не хотят принимать адекватные меры по нейтрализации эффекта заражения экономики от безнадёжно убыточных коммерческих организаций. Правительство в очередной раз пытается подменить понятия. Вместо полноценных структурных реформ нам предлагают всего лишь косметический ремонт органов исполнительной власти. Если крупные госпредприятия ещё сумели «выбить» себе господдержку, чтобы до президентских выборов закрыть хотя бы долги по зарплате, то малому и среднему государственному бизнесу сегодня так же холодно и голодно, как простым частным компаниям. В руках распорядителей чужого они обречены на медленную коммерческую смерть. Единственным способом спасти хотя бы часть этого сектора экономики и вернуть в полноценный коммерческий оборот хотя бы часть омертвлённого в старых производственных схемах капитала, является приватизация. К сожалению, вместе неё власти предпочитают переливать из пустого в порожнее в рамках централизованной государственной системы.

 

Тест на готовность властей к рыночным реформам не понарошку

Сегодня белорусские власти пытаются убедить МВФ и других кредиторов, что они готовы к структурным реформам. Бумага всё стерпит, а вот делами белорусская АпСоНа (Администрация Президента, Совет министров, Национальный банк) этого доказать не может. В первой половине 2015 года распорядители чужого не представили ни одного серьёзного довода в пользу своей способности избавляться от шлаков прошлого и идти вперёд, к новой структуре экономики и отношениям собственности.

Вот небольшой тест на готовность белорусских властей к началу процесса создания институтов частной рыночной экономики. Чиновники в течение 12 месяцев должны сделать следующее:

  1. приватизировать знаковые минские центры государственной торговли - магазины ГУМ и ЦУМ. В них до сих пор советским духом пахнет;
  2. ликвидировать Белкоопсоюз путём передачи около 10 тысяч его субъектов малому бизнесу на местах;
  3. приватизировать все государственные (коммунальные) розничные объекты и объекты общественного питания;
  4. приватизировать все государственные коммерческие организации в сфере бытовых услуг;
  5. приватизировать все гостиницы, отели и дома отдыха;
  6. отказаться от существующего марксистско-советского порядка установления цены объектов государственной собственности;
  7. ликвидировать Министерство торговли, Министерство экономики, Министерство по налогам и сборам (слияние с Минфином) и Министерство лесного хозяйства;
  8. отказаться от порочной практики административного регулирования цен, в том числе от бессмысленных индексаций и привязок к ценам 1990-ых в строительстве;
  9. продать за символическую цену рынков для предпринимателей, создание вместо государственных (коммунальных) предприятий ОАО с современным управлением;
  10. предоставить фермерам и другим собственникам участков земли полноценное право частной собственности на землю, т. е. право продавать, закладывать и совершать иные операции, создать полноценный рынок земли, на котором действуют рыночные, а не кадастровые цены.

Эти десять шагов можно сделать быстро. Они не требуют отвлечения бюджетных ресурсов, не спровоцируют всплеск безработицы и даже не нарушат доминирующее положение номенклатурного бизнеса в экономике.

Ярослав Романчук специально для Myfin.by


Предыдущие статьи в рамках проекта «Бизнес с умом»

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus