Банкротство предприятий Беларуси часто является следствием вывода активов

Банкротство предприятий Беларуси часто является следствием вывода активов

По Беларуси прокатилась мощная волна банкротств как мелкого и среднего бизнеса, так и крупных производственных предприятий. MYFIN выяснил тенденции этой волны, как и для чего затягивается процесс банкротства, а также всегда ли за просроченную дебиторку нужно сажать в следственный изолятор у адвоката, специализирующегося на делах о банкротстве, и партнера адвокатского бюро «Сысуев, Бондарь, Храпуцкий СБХ» Тимура Сысуева.

- Время кризиса – это время, связанное с плохими задолженностями и банкротствами. Такого вала банкротств, который возник за последние несколько месяцев, давно уже не было. Но сегодня скорее можно говорить не о количественных, а о качественных изменениях в сфере банкротства в Беларуси – изменился  состав банкротов, изменились причины, по которым они оказались в этой ситуации. Статистически количество дел о банкротстве в производстве судов колеблется в диапазоне 2-2,5 тыс дел что чуть больше,  чем в прошлом году. Разница только в том, что если ранее процедуру банкротства проходили в основном предприятия малого и среднего бизнеса из-за задолженности перед бюджетом, то сегодня средние и крупные производственные предприятия также подвергаются банкротству – даже те заводы и фабрики, которые являются известными внешними брендами страны. Среди банкротов есть представители многих отраслей –промышленности, сельского хозяйства, дистрибуции,  розницы и т.д., - сказал Тимур Сысуев. - И здесь важно понимать, что банкротства с одной стороны могут быть реальным механизмом нормализации ситуации, а с другой – могут являться следствием вывода активов. Эти механизмы постоянно дорабатываются и совершенствуются.

По его словам, другой причиной банкротства крупных предприятий служат даже не некие ошибки управления или уголовно наказуемые действия как при сокрытии налогов, а кризис: в определенный период «просели» продажи, невозможно вернуть в срок кредиты, накопились  текущие обязательства.

- Специфика  ситуации состоит в том, что причиной возникновения  негативных последствий  для предприятия могут являться структурные макроэкономические проблемы  отечественной экономики, начиная от девальвации и колебания курса, заканчивая падением потребительского спроса и покупательской способности населения. Все это ведет к тому, что текущие обязательства предприятий не могут быть исполнены перед теми же банками, которые их кредитуют, - сказал Тимур Сысуев.

Тем не менее, со стороны белорусских властей мы видим креативные меры и подходы по борьбе с задолженностью по дебиторке по принципу «не погасил – в следственный изолятор». Структурные проблемы экономики мало кого волнуют, а вот долги, как говорится, вынь да положь.

Буквально на днях Александр Лукашенко потребовал активизировать работу по взысканию внешних дебиторских задолженностей предприятий. «Последний пример по алкогольной продукции: кто не рассчитался за задолженности до 1 сентября, нашли свои места в следственном изоляторе. И так будет впредь. Мы не позволим гробить государственные и другие предприятия, которые занимаются производством, разного рода жулью", - подчеркнул Александр Лукашенко.

Также напомним недавнюю ситуацию с возбуждением уголовных дел в отношении топ-менеджеров трех подконтрольных государству предприятий за невозврат дебиторской задолженности. Под следствие попали должностные лица «Белпрофсоюзкурорта», «Могилевского вагоностроительного завода» и «Климовичского ликеро-водочного завода».

-  Есть определенная грань между уголовно-правовым деянием в виде, например, халатности или коррупции и нормальным хозяйственным риском. Разобраться в том, где эта грань пройдена и можно ли вести речь об уголовно наказуемом деянии можно только после детального разбора конкретной ситуации. Принципиально исключить постановку вопроса о том, что непринятие мер по погашению дебиторской задолженности  имеет признаки какого-либо состава уголовного  преступления нельзя. Хотя я думаю, что в большинстве случаев большая дебиторская задолженность не является следствием криминальных злоупотреблений. Не секрет, что директора наших предприятий иногда по известным причинам вынуждены производить, а потом отгружать продукцию без предварительной оплаты, чтобы она не оседала на складах, - прокомментировал ситуацию Тимур Сысуев.

По его словам, данная ситуация приводит к значительному увеличению судебных дел, связанных с взысканием задолженности, что увеличивает нагрузку на суды и не лучшим образом сказывается на работе исполнительных судебных органов. Законодатели, конечно, хотят эту нагрузку снизить, поэтому появляются всякого рода субституты, например, взыскание задолженностей посредством совершения нотариусами исполнительной надписи.

Также, по словам Тимура Сысуева, одним из неизменных спутников кризиса является затягивание погашения задолженности в ожидании девальвации и инфляции.

- Судебные юристы сегодня часто  получают  от клиента задачу не выиграть дело, а именно максимально затянуть его, чтобы за счет девальвационных потерь снизить долговую нагрузку или за это время реструктуризировать бизнес и вывести активы. Реже – чтобы найти дополнительный источник финансирования для погашения задолженности. В не кризисные времена  такая постановка задачи - редкость, а сейчас – сплошь и рядом, - сказал Тимур Сысуев.

По его словам, сегодня стандартной также является ситуация реорганизации предприятий  в форме разделения и выделения таким образом, чтобы ликвидные активы остались за одной организацией-правопреемником, а долги – за второй. «К сожалению, наше законодательство формально не запрещает такие реорганизации», - говорит Тимур Сысуев.

По его словам, основными механизмами затягивания выплаты долгов являются: игнорирование претензий и, наоборот, затягивание досудебной переписки,  длительное обсуждение отсрочки/рассрочки погашения задолженности и  иной реструктуризации долга, предоставление гарантийных писем с новыми сроками исполнения.  

В случае судебного разбирательства должник может подавать встречные иски, ходатайства о введении примирительной процедуры без реального намерения договариваться, а после вынесения решения – обжаловать его в апелляционном порядке или подавать ходатайства об отсрочке/рассрочке исполнения решения, что затягивает сроки вступления решения в силу и обращения его к исполнению. Существует ряд механизмов, позволяющих затянуть судебный процесс о взыскании долга на несколько месяцев.

Напомним, что по данным Белстата, каждая пятая организация Беларуси является убыточной. Общее число нерентабельных компаний в стране по итогам 7 месяцев 2015 года достигло 1 589. В аналогичном периоде 2014 года дела у субъектов хозяйствования обстояли лучше, а убыточных организаций было на 14,4% меньше.

С начала года чистый объем убытка нерентабельных компаний оценивается в Br15 трлн. За год данный показатель вырос на 100%.

Отметим, что беседа проходила в рамках первого семинара «Бизнес в стиле FLEX», организованного МТБанком совместно с адвокатским бюро «Сысуев, Бондарь, Храпуцкий СБХ».  На семинаре Тимур Сысуев, партнер адвокатского бюро научил клиентов предохранять свой бизнес от плохих должников и дал практические рекомендации по предотвращению спорных ситуаций с заемщиком. Дмитрий Истомин, начальник управления корпоративного бизнеса МТбанка указал на ошибки клиентов, испытывающих проблемы в погашении долгов банку и поделился техниками реструктуризации проблемного долга банком. Финальное выступление Александра Бондаря, партнера юридической фирмы «Сысуев, Бондарь, Храпуцкий», помогло разобраться клиентам МТБанка в способах привлечения финансирования.

Автор: Мария МЕЛЁХИНА

 

 

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus