Банковские активы: в закромах — пусто, долгов — густо

Банковские активы: в закромах — пусто, долгов — густо

Отношение имеющихся в распоряжении банковской системы Беларуси иностранных активов (требований к нерезидентам) к объему внешних кредитов и внутренним инвалютным обязательствам в стране — 12,3%. Это меньше, чем в Грузии (там — 25,4%) и даже чем в Украине (18,0%). У нефтегазовых же Казахстана и России — более 90%.

Иностранных активов на душу населения в «процветающей» Беларуси не намного больше, чем в «разрушенной» Украине

Объем имеющихся в банковской системе Беларуси иностранных активов (иностранная валюта, депозиты за рубежом, кредиты нерезидентам, ценные бумаги нерезидентов (кроме акций) и прочие требования к нерезидентам, а также монетарное золото) составил на конец августа $6,064 млрд. Это 640 $/чел.

Исторически максимальный их объем был в июле 2012-го: $13,290 млрд (1405 $/чел.). То есть, за три с небольшим года было «проедено» более $7 млрд. И это при том, что с того времени было еще внесено в банковскую систему $2,9 трлнот населения и субъектов хозяйствования (настолько увеличились за этот период остатки средств физических и юридических лиц на банковских депозитах в иностранной валюте).

Для сравнения, в Украине, где уже более полутора лет происходит вынос валютных активов из банковской системы (от потери Крыма и на фоне боевых действий на Донбассе, политической, экономической дестабилизации, угрозе дефолта), особенно населением, подушевой объем остающихся в банковской системе валютных активов на конец августа составил 590 $/чел. (вся сумма — $23,79 млрд).

Максимум там был более 1200 $/чел. ($55,65 млрд) — весной 2011-го года (то есть, меньше белорусского максимума), а в конце 2013-го, еще перед всеми этими событиями, около 800 $/чел. (в Беларуси на этот момент было немного больше — 850 $/чел.).

При этом в конце 2014-го подушевых иностранных активов в банковской системе Украины было всего лишь 425 $/чел. Конечно, во многом сегодняшний более высокий украинский результат создан при помощи международной финансовой поддержки. Но ежегодно Беларусь получает от России на порядок больше, особенно в нефтегазовой сфере, где ценовые преференции исчисляются миллиардами долларов в год, плюс полноправие белорусских производителей на российском потребительском рынке.

В Грузии объем имеющихся в наличии иностранных активов (требований к нерезидентам) на конец августа — $3,606 млрд, или 970 $/чел. с учетом последней переписи населения. Это более чем в полтора раза превышает белорусский показатель.

Больше же всего валютных активов — в нефтегазовых Казахстане и России. Этому способствует их огромное плюсовое сальдо торгового баланса (и в целом большой «плюс» текущего счета платежного баланса), а ранее еще и значительные (особенно для Казахстана) инвестиции из-за рубежа в разработку нефтегазовых месторождений.

Но с падением цены на нефть, а в случае с Россией еще и санкционные ограничения доступа к мировым финансам при необходимости обслуживать взятые ранее кредиты, объемы валютных активов Казахстана и России стали сокращаться, кроме того были значительно девальвированы их национальные валюты.

На конец августа у банковской системы Казахстана требований к нерезидентам — $104,2 млрд (большая часть аккумулирована в Национальном Фонде), это 5925 $/чел., России — $574,5 млрд (3925 $/чел.).

При этом исторический максимум показателя у Казахстана был $127,14 млрд (7345 $/чел.) в июне 2014-го, у России — $771,7 млрд (5380 $/чел.) в мае 2013-го, а ниже $700-т млрд объем этих активов у России не опускался вплоть до июля 2014-го.

Внешний долг Беларуси на душу населения больше, чем у России

Валовый внешний долг (ВВД) Беларуси на конец июня составлял $37,935 млрд, или 4000 $/чел. Но если отбросить от этой суммы межфирменное кредитование (прямые инвестиции), оставив только долги, в виде различных форм кредитов и займов, взятых государством, банковской системой и субъектами экономики, то тогда сумма внешнего долга будет составлять $36,236 млрд, или 3820 $/чел.

Последний показатель из указанных стран больше только у Казахстана — 4195 $/чел. ($73,58 млрд). У него и самая большая доля внешней задолженности по межфирменному кредитованию в валовом внешнем долге — больше половины. Вместе с ней объем валового внешнего долга — $155,24 млрд (8850 $/чел.).

В Украине в валовом долге на эту же дату размером $126,98 млрд (3100 $/чел.) почти $10 млрд — прямое инвестирование. Без него внешний долг составляет $117,23 млрд или 2860 $/чел. — это наименьшее значение в этом рейтинге. Полтора года назад внешний долг Украины был больше: с того времени объем погашения старых долгов превышал приток новых.

Самое большее падение внешнего долга у России: как выше сказано, возврат долгов происходит в условиях санкционного ограничения доступа к мировому капиталу, что не дает возможности набрать нужное количество новых дешевых долговых обязательств, чтобы «перекредитоваться».

ВВД России на конец IIквартала 2015-го — $555,69 млрд (3800 $/чел, меньше, чем у Беларуси), а без межфирменного кредитования — $422,88 млрд, или 2890 $/чел., при белорусском показателе 3820 $/чел.

У Грузии подушевой ВВД на то же время — $14,116 млрд (3790 $/чел.), а без межфирменного кредитования — $11,223 млрд (3015 $/чел.).

Если в Беларуси несут валюту в банки, то в Украине им не доверяют

Кроме внешнего долга внутри страны имеются обязательства банковской системы в иностранной валюте перед резидентами — населением и субъектами экономики. Это депозиты в иностранной валюте, в драгоценных металлах, а также ценные бумаги (вне банковского оборота), номинированные в иностранной валюте, что в целом составляет иностранную часть денежной массы.

В Беларуси объем этих обязательств банковской системы на конец августа составлял $13,023 млрд. Или 1375 $/чел. Основная часть — это валютные депозиты населения, объем которых в несколько раз превышает объем Br-рублевых депозитов. Мало того, в последнее время остатки на валютных депозитах прирастают очень большими темпами: недоверие к Br-рублю вынуждает уходить в доллар, а доверие к банковской системе позволяет этот доллар туда размещать.

Больше всего инвалютных обязательств банковской системы на душу населения у Казахстана: 1870 $/чел ($32,888 млрд). Они очень сильно выросли за последние годы, особенно после прошлогодней февральской девальвации, когда население стало предпочитать валютные депозиты.

Подушевой объем валютных депозитов России близок к белорусскому значению — 1410 $/чел, но в отличие от Беларуси, депозитов в национальной валюте в России больше, чем в иностранной. И это при том, что девальвация Rr-рубля увеличила долю инвалютных депозитов, объем которых на конец августа — $206,05 млрд, а $-эквивалент Rr-рублевых депозитов снизила вдвое.

В Грузии, как и в Беларуси, депозитов в иностранной валюте намного больше, чем в национальной, и их объем тоже растет. Сумма инвалютных депозитов на конец августа — $2,976 млрд или 805 $/чел., что на 58% меньше, чем в Беларуси.

Но самый низкий объем внутренних валютных обязательств банковской системы в Украине: 370 $/чел ($15,148 млрд). Это прямой результат выноса валюты из банковской системы за последние 1,5 года, когда опасаясь полномасштабной разрухи, население стало массово изымать свои сбережения с вкладов, в т.ч. и с валютных.

Так, с конца 2013-го по конец августа 2015-го остатки средств домашних хозяйств на депозитах в иностранной валюте сократились с $23,035 млрд до $10,204 млрд, то есть было выведено почти $13 млрд валютных пассивов. Очевидно, что случись такое в Беларуси, коллапс банковской системы был бы уже через месяц.

По долгам Беларусь вырвалась вперед России

Если сложить внешние обязательства (внешний долг без межфирменного кредитования — прямых инвестиций) Беларуси и внутренние инвалютные обязательства ее банковской системы, то совокупный иностранный долг составит $49,26 млрд или 5195 $/чел.

Российский показатель — 4300 $/чел. То есть относительная инвалютная долговая нагрузка в Беларуси на 20% выше российской. А ведь еще не так давно совокупный иностранный долг Беларуси на душу населения был на уровне с российским.

Большее подушевое значение только у Казахстана: 6070 $/чел. У Грузии совокупных иностранных обязательств — 3815 $/чел. Самая малая относительная совокупная иностранная долговая нагрузка у Украины: 3325 $/чел.

Если в Украине — преддефолт, то что же тогда в Беларуси?

Получается, что на $49,26 млрд совокупных (внешних, без межфирменного кредитования, и внутренних инвалютных) иностранных обязательств Беларуси в белорусской банковской системе имеется только $6,064 млрд иностранных активов (требований к нерезидентам). То есть покрытие составляет 12,3%.

Такие же расчеты для Украины, находящейся в преддефолтном состоянии, дают показатель в 18,0% (совокупных инвалютных обязательств без учета долгов по прямому инвестированию — $132,4 млрд, имеющихся иностранных активов в НБУ и системе коммерческих банков — $23,79 млрд).

Выходит, что белорусская ситуация хуже украинской. Именно поэтому чуть ли не вся работа белорусских властей заключается в добывании новых или пролонгировании ранее взятых кредитов, с помощью которых можно обслуживать такие долги. Так, недавно был пролонгирован долг перед российским банком. Если бы не это, Беларусь лишилась бы половины своих ЗВР.

В Грузии тоже отношение имеющихся ликвидных требований к нерезидентам к совокупным инвалютным обязательствам выше, чем в Беларуси — 25,4% ($3,606 млрд против $14,20 млрд).

Самое же лучшее соотношение — у стран с большими валютными запасами: у России 91,4%, у Казахстана — 97,4%. То есть долгов по внешним займам и инвалютных обязательств банковской системы перед населением и субъектами хозяйствования в сумме чуть больше, чем имеющихся в банковской системе иностранных активов. А полутора годами раньше даже были меньше: активов было больше на 20%.

Автор: Максим СЕРЕДА

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus