Финансовый аналитик: за доллар в конце года будут давать 18 тысяч при инфляции в 15%

Финансовый аналитик: за доллар в конце года будут давать 18 тысяч при инфляции в 15%

В рамках ежегодной специализированной выставки финансовых услуг «МанiФэст» myfin.by удалось выяснить у старшего аналитика компании "Альпари" Вадима Иосуба, в чем он хранит свои сбережения, сколько будет стоить доллар к концу года, будут ли снижаться ставки на депозитном рынке, а также, с чем связано скачкообразное проседание доллара в октябре.

По словам Вадима Иосуба, белорусский валютный рынок сегодня сильно зависит от ситуации с российским рублем и стоимости нефти. Тем не менее, до конца 2015 года никаких шоков на валютном рынке ждать не стоит. «Скорее всего, валютная корзина продолжит плавно дорожать со скоростью 1,5-2% в месяц, а поведение каждой отдельной валюты на белорусском рынке будет зависеть от изменений евро к доллару и доллара к российскому рублю на мировом рынке. Вероятнее всего, до конца года стоимость доллара без шоков и форс-мажоров вряд ли превысит 18 тысяч рублей», - сказал он.

- Сегодня Иран обещает мировому рынку снизить стоимость нефти до $30 за баррель. При таком развитии событий, что ждет экономику Беларуси?

- $30 за баррель нефти – это шоковый сценарий не только для белорусской, но и для мировой экономики. При таком раскладе России вряд ли получится сбалансировать бюджет, поэтому все расходы будут резко сокращены, что означает для Беларуси еще большее падение экспорта. Под вопросом окажется выделение Беларуси российских кредитов, по крайней мере, в рамках антикризисного фонда ЕврАзЭС. Другое дело, что падение до $30 за баррель я считаю маловероятным сценарием. То, что Иран хочет выйти на нефтяной рынок – это не новость уже давно, поэтому, думаю, более реалистичный сценарий на ближайшие 3-6 месяцев – стоимость нефти останется на текущих уровнях, т.е. будет колебаться в диапазоне $45-55 за баррель. К этой стоимости адаптировались как российская, так и белорусская экономики, поэтому ничего экстраординарного не произойдет - корзина будет плавно дорожать на 1,5-2% в месяц, соответственно, к Новому году курс доллара в Беларуси приблизиться к 18 тысячам рублей.

- С чем связано скачкообразное поведение курса доллара в октябре? Еще в начале месяца доллар по отношению к «зайчику» составил 17723 рубля, в середине он просел до 17194 рублей, а сегодня мы опять наблюдаем его рост до 17 438 рублей. Это тоже связано с нефтью?

- Такое поведение больше связано с тем, что происходит непосредственно с долларом и российским рублем. Это абсолютно внешние факторы, а не из-за того, что что-то происходит с белорусской экономикой или с белорусским рублем.

Последнюю неделю мы наблюдали очередное снижение нефти ниже $50 за баррель. На этом фоне дешевел и российский рубль к доллару, что автоматически приводит к удорожанию доллара и падению российского рубля на белорусском валютном рынке. Глядя на этот рост доллара, многие говорили об очередном падении белорусского рубля, но если посмотреть на стоимость валютной корзины, то белорусский рубль только укреплялся.

На последнем заседании ФРС США процентные ставки не были изменены, но был сделан намек на их повышение до конца года. На фоне этой новости в очередной раз доллар вырос ко всем мировым валютам, в том числе и к евро. Поэтому и на белорусском рынке можно ждать укрепления доллара, но нужно помнить, что это не белорусский рубль дешевеет, а доллар дорожает.

- На ваш взгляд, как будет себя вести российский рубль в 2016 году?

- При стоимости нефти  около $50 за баррель курс доллара к российскому рублю составит 60-65 рублей. Это равновесный курс. Стоимость российского рубля по отношению к белорусскому «зайчику», думаю, сильно не изменится и составит около 270 рублей.

- Сегодня бытует мнение, что пока мы не выйдем хотя бы на 300 рублей за российский рубль, белорусский экспорт будет пребывать в глубоком кризисе.

- Такое мнение, безусловно, есть. Но у нас сегодня рыночное курсообразование, плавающий курс, поэтому 270 «зайчиков» за российский рубль как раз таки балансирует спрос и предложение. И никто сегодня искусственно не будет понижать белорусский рубль к российскому, так как кроме плюсов есть и минусы: экспортерам станет лучше, а импортерам и потребителям российской продукции – хуже. Для экономики это будет означать безусловный рост цен, ведь сегодня многие расчеты за российскую продукцию идут в российских рублях, также как и зафиксированы цены на российскую продукцию в российских рублях.

- По вашим прогнозам, какой будет уровень инфляции в Беларуси на конец года?

- Нацбанк Беларуси сегодня дает крайне осторожные прогнозы, которые уже не совпадают с тем, что было озвучено год назад по основным направлениям денежно-кредитной политики. В начале этого года коридор по инфляции, озвученный Нацбанком, составлял 15-18%. После скачка начала года инфляция в Беларуси постепенно снижалась, и уже летом 2015 года Нацбанк заявил, что на конец года она будет у нижней границы озвученного коридора, то есть составит около 15%. Я считаю, что это вполне реалистичный прогноз.

- Ждать ли нам деноминации в следующем году, а также что вы думаете по поводу возможности введения единой валюты. Будет ли это выгодно для Беларуси?

- Когда-нибудь деноминация у нас все-таки будет, но ее нужно проводить после того, как инфляция устойчиво примет однозначное значение ниже 10%. Этот период должен составить не год, а минимум два-три года кряду, чтобы стало очевидно, что снижение инфляции носит устойчивый характер. С высокой инфляцией проводить такое технически затратное мероприятие бессмысленно, так как через несколько лет деноминацию придется повторить.

Относительно введения единой валюты можно рассуждать только глубоко теоретически, так как в ближайшие годы это абсолютно преждевременно. Для реализации этого плана нужны определенные условия. Мы знаем, что у нас есть Таможенный союз и Евразийский союз, в котором предусмотрено свободное передвижение товаров, но на данный момент есть много изъятий и ограничений. Валютный союз – это завершающий этап. Для начала нам бы добиться полной свободы перемещения товаров и услуг, рабочей силы, капитала, гармонизации валютного законодательства и экономических циклов, чтобы проводить общую денежно-кредитную политику. И только после этого можно обсуждать введение единой валюты. Думаю, об этом можно будет обстоятельнее поговорить не ранее, чем лет через 15.

- В последнее время мы видим все большее недоверие со стороны населения к национальной валюте. Как следствие произошел значительный отток рублевых депозитов. В чем вы посоветуете хранить белорусам свои сбережения, и справедливо ли недооценен белорусский рубль?

- Когда вы думаете, в чем вам хранить свои сбережения, не нужно думать о лояльности к валютам и прочей чепухе, вы должны думать о сохранении и преумножении своих средств. Сегодня достаточно привлекательные процентные ставки по рублевым долгосрочным депозитам – чуть менее 30%. Данные ставки покрывают инфляцию и дают возможность преумножить свои сбережения, тем не менее, нельзя не учитывать риски падения курса рубля. С моей точки зрения, оптимально хранить половину сбережений на рублевом депозите, а вторую половину – на валютном.

- А вы в чем храните свои сбережения?

- Я даю только те рекомендации, которыми пользуюсь сам. У меня, как у вкладчика, половина денег в валюте, а вторая часть на долгосрочном рублевом депозите под 30% годовых.

- Будут ли снижаться процентные ставки на депозитном рынке в будущем?

- С одной стороны Нацбанк будет пытаться снижать ставки, так как это важно и для снижения ставок по кредитам, чтобы заработала экономика. Сегодня мы видим, как ставки опустились до такого уровня, когда вкладчики ведут себя настороженно. Только в августе 2015 года срочные рублевые депозиты сократились на 4 трлн рублей. Поэтому, думаю, снижение ставок, как долгосрочная цель, у Нацбанка есть, но сейчас это делать нужно очень и очень осторожно. Повторение бегства рублевых вкладчиков в валюту, думаю, Нацбанк получить не хочет. И только при устойчивом снижении инфляционных и девальвационных ожиданий Нацбанк позволит себе дальше снижать ставки.

- И последний вопрос. В России вводят уголовную ответственность за создание и использование биткоинов, хотя в Англии эти технологии сравнивают с рождением интернета и активно используют. Как вы относитесь к этому финансовому инструменту, а также что думаете по поводу ситуации в России?

- С моей точки зрения уголовное преследование за создание и использование биткоинов – это маразм. Сегодня технический прогресс меняет понятие денег, и биткоины – это шаг в этом направлении. Ставить на пути прогресса угрозу уголовного преследования, ни в какие рамки не лезет. А тот факт, что биткоинами могут пользоваться для финансирования терроризма и проводить иные незаконные операции, я не считаю аргументом. В конце концов, различные мошенники и террористы успешно пользуются обычными деньгами, но это же не значит, что нужно отменить деньги вовсе.

Автор: Мария МЕЛЁХИНА

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus