Bitcoin в России: интернет-шопинг, терроризм и роль государства

Bitcoin в России: интернет-шопинг, терроризм и роль государства

Bitcoin в России постепенно перестает быть Terra Incognita, но вопросов в данном направлении еще много. С одной стороны, во многих электронных СМИ появилась информация о том, что именно через биткойн перечисляется 1% всей финансовой поддержки мирового терроризма, с другой стороны, появилась и информация о том, что Россия, как оказывается, является европейским лидером по использованию этой криптовалюты. При этом во втором случае СМИ ссылаются на данные известной компании ESET. Согласно этим данным, 7% россиян используют биткойн для интернет-шопинга, что в 4-5 раз выше аналогичных показателей в Великобритании и Германии.

Ситуацию с Bitcoin в России попробовали разъяснить представители российской Bitcoin-сферы и электронной коммерции - президент Национального фонда развития криптовалют Игорь Чепкасов и директор по развитию компании Free-Kassa Виталий Лавров.

Как можнопрокомментировать данные исследования ESET?

Игорь Чепкасов: 7% россиян - это данные статистики за тот период, когда биткойн стал резко снижаться в цене, то есть в 3 квартале 2015 года. Некоторые держатели популярной криптовалюты начали активно от нее избавляться - отсюда и такие показатели. Но сами посудите, количество торговых площадок, «заточенных» под биткойн, в Рунете настолько мало, что говорить об ажиотаже или реальном лидерстве данного инструмента в России не приходится.

Виталий Лавров: Доля биткойн в 7% в российском интернет-шопинге? Такое возможно, но только в рамках узкого временного диапазона. Подчеркиваю – очень узкого диапазона, когда нагрузка достигает пиковой отметки. Если сейчас биткойн стоит около 500 долларов, то сравнительно недавно он достигал уровня в 1000 долларов.

К сервису приема платежей Free-Kassa на данный момент подключено уже порядка двадцати тысяч интернет-магазинов, а какого-то ажиотажа среди продавцов по поводу биткойнов в качестве платежного средства мы не наблюдаем - здесь я соглашусь с Игорем. То есть, к нам даже и не обращаются по поводу возможности подключения биткойн. Подавляющее число российских продавцов еще даже и не понимает «с чем это едят». Про обычных покупателей и говорить не приходится.

Игорь Чепкасов: Здесь важно еще отметить "особенности" подхода законотворцев и соседствующей с ними среды к решению вопроса оборота и регулирования криптовалют в России. Некоторые депутаты называли биткойн проектом ЦРУ, Минфин подготовил законопроект о запрете криптовалют, известны случаи изъятия майнеров на границе...

Буквально недавно все новостные ленты пестрели заголовками о проекте "Битрубль" и неких переговорах его разработчиков, команды QIWI, с Центробанком. Как это согласуется с официальной линией?

Виталий Лавров: Bitcoin – это мировой финансовый бренд. В последнее время по поводу биткойнов было сломано немало копий. Если в некоторых странах центральные банки активно сопротивляются проникновению криптовалюты на внутренний финансовый рынок, то в других для криптовалют сложились весьма лояльные условия для дальнейшего развития.

В России ситуация с биткойн неоднозначна. Если еще летом готовился законопроект о запрещении криптовалют, то осенью появилась идея «битрубля», а сейчас уже Сбербанк задумывается об использовании Blockchain-технологий в своих разработках. Все меняется.

Игорь Чепкасов: И да, и нет. Сложно увидеть логику в действиях властей. Мы года два назад впервые заявились с прогнозом о том, что российские власти повременят с полным запретом биткойна, чтобы собрать вокруг себя лоялистов из биткойн-среды. Международные санкции и конкуренция внутренних элит этот процесс ускорили (хотя в то время все только и твердили, что к весне-осени 2015 года биткойн гарантированно запретят) и мы видим как раз появление проекта "Битрубль", плюс некоторое время назад в Москве открылся блокчейн-акселератор с партнерами в лице Сколково, ФРИИ и Минкомсвязи и соучредителями и топ-менеджментом в лице некоторых представителей т.н. "российского биткойн-сообщества". Теперь появилась вполне себе прогосударственная структура с большими капиталами, которую, как считают наблюдатели, проще контролировать.

Власти пошли по известному принципу – если не можешь справиться с процессами, то возглавь их?

Игорь Чепкасов: Именно. И это ожидаемыйисход. Причем, простите за тавтологию, исход вдвойне - известны первые случаи массовой миграции целых проектов с командами за рубеж. Потому что для многих биткойн - это, в первую очередь, философия финансовой свободы и область соблюдения гражданских прав. И как бы нам не хотелось политизировать ситуацию, политика сама пришла в наши офисы и проникла в наши компьютеры.

Виталий Лавров: Я думаю, что рано или поздно биткойны станут полноправным платежным элементом в сегменте российской электронной коммерции. Сейчас же те российские торговые площадки, которые работают с биткойнами, действуют с постоянной оглядкой, на свой страх и риск.

Если говорить более глобально, то проникновение биткойнов в мировой банковский сектор неизбежно. Можно даже говорить о том, что оно уже началось: появились дебетовые биткойн карты, такие титаны банковского бизнеса как Goldman Sachs, JP Morgan, Credit Suisse и Barclays заявляют о готовности применения технологии биткойн, ритейлеры и мелкие торговцы принимают биткойны за предоставляемые товары и услуги. Но сама технология биткойна еще подлежит детальному изучению, необходимо точное понимание того, как она может быть интегрирована в различные бизнес-процессы на мировом и локальном уровне и какие последствия это может за собой повлечь.

Во многих электронных СМИ появилась информация о том, что именно через биткойн перечисляется 1% всей финансовой поддержки мирового терроризма. Это утверждение соответствует действительности?

Игорь Чепкасов: Я регулярно общаюсь с мусульманами, предпринимателями и политиками как в России, так и за ее пределами и обладаю объективной информацией. Это вопрос профессиональной компетенции - я не только основатель Национального фонда развития криптовалют, но и генеральный директор Международного центра содействия развитию исламского бизнеса и финансов.

Мы видели несколько публикаций, из которых следует, что представители "Исламского государства" (организации, признанной террористической и запрещенной в России) якобы используют Bitcoin. Вполне допускаю, что некоторые из них действительно оперируют криптовалютой, но, уверяю, в ничтожно малых объемах. Bitcoin не настолько анонимен, как его представляют. Для того, чтобы обналичить Bitcoin'ы, на криптовалютной бирже или на площадке электронных торгов необходимо предъявить официальные документы, удостоверяющие личность. Кроме того, Blockchain, протокол, используемый криптовалютами, позволяет проследить всю цепочку сделок. Так что традиционным способом пополнения бюджетов все еще остаются наличные.

Международные статистические данные свидетельствуют о том, что незаконные операции осуществляются в большинстве случаев с помощью наличных денежных средств. Но никто не до сих пор не запретил их оборот, верно? Ну и если уж совсем доходить до крайностей, следовало бы, наверное, запретить по всему миру внедорожники TOYOTA, на которых перемещаются те же самые "игиловцы".

Что до России, то в этом плане она ничем не отличается от других стран. Террористы существуют, а границы для них - нет. Только мы чаще стали слышать, что впору террористами называть некоторых государевых мужей, рождающих вредные для развития технологий и малого бизнеса законы или про которых пишут какие-то фонды борьбы с коррупцией, Счетная палата и прочие ведомства, рассказывая об очередной коррупционной сделке или разворовывании бюджетов. Если бы нас хотя бы раз спросили с Охотного ряда, Ильинки или откуда-то еще, чем нам можно помочь, мы бы ответили "Не мешайте".

Виталий Лавров: Ситуация с биткойн тут аналогична той, в которой оказывались другие платежные системы в нашей стране – Яндекс.Деньги, WebMoney, QIWI. В адрес ЭПС звучали обвинения в отмывании денег. Специально для этого и вводились в рамках систем различные аттестаты и другие методы контроля перемещения средств. Все непонятное всегда пугает. Поэтому роль биткойнов в данном случае, как мне кажется, сильно преувеличена, так как уже сейчас в самой технологии существуют свои методы и инструменты мониторинга.

Что можно было бы посоветовать тем, кто планирует или уже готов развивать передовые финансовые технологии?

Виталий Лавров: Во-первых, необходимо досконально знать законодательную базу, регламентирующую эту сферу. Гуляйполя точно не будет. Нужно вести свой бизнес честно и уважительно по отношению к своим деловым партнерам. На заре электронной коммерции мошенничество цвело буйным цветом. Недобросовестные граждане полагали, что интернет-анонимность служит отличной защитой. К примеру, некоторые люди набирали онлайн-кредитов через ЭПС, а потом просто уходили в оффлайн. Тогда это «прокатывало», сейчас же мошенникам приходится придумывать более изощренные схемы. Во-вторых, необходимо всегда держа нос по ветру. С каждым днем финансовые программы совершенствуются, становятся все сложнее и сложнее. Невозможно достичь успехов в электронной коммерции, оперируя только современными технологиями, необходимо постоянно совершенствоваться, и в плане профессиональных знаний, и плане технологий.

Игорь Чепкасов: Для того, чтобы компания, планирующая работать с криптовалютой или в финтехе вообще, не сталкивалась с проблемами, ей следует всего лишь:

  • Сформироватьштат высококвалифицированных специалистов;
  • Тщательно проверять своих партнеров и контрагентов, т.е. следовать принципу "KYC" (Know Your Customer);
  • Заниматься просвещением населения и осуществлять коммуникации с официальными властями, опираясь на деловые интересы и бизнес-этику.

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus