СУДЬБА BR-РУБЛЯ. Что ждёт белорусские деньги в 2016 году?

СУДЬБА BR-РУБЛЯ. Что ждёт белорусские деньги в 2016 году?

2015-ый год стал очередным тяжёлым испытанием для белорусского рубля. Подведём итоги. По отношению к $-доллару Br-рубль потерял 56%, по отношению к евро – 40,4%, RUR-рублю – 23,3%. За первые 15 дней января 2016г. девальвация Br-рубля к $-доллару составила 5,1%, к евро – на 4,4%. К RUR-рублю произошло подорожание на 0,3%. Судя по реакции банков, коммерческих организаций и населения это только начало очередного валютного ралли.



Валютный кризис в хронической стадии

Нет в цивилизованном мире критериев, по которым результаты такого рода валютной политики можно было бы считать успешными. Потеря всего за год национальной валютой более половины стоимости по отношению к де-факто народной валюте Беларуси в лице $-доллара – это сокрушительный провал. Такая глубина девальвации позволяет диагностировать в Беларуси валютный кризис. Уже второй год подряд. А если вспомнить глубокое унижение Br-рубля в 2011 году, то можно сказать, что Беларусь последние пять лет находится в зоне высокой валютной турбулентности. Действия белорусских властей по обеспечению стабильности Br-рубля оказались неэффективными. Если бы они подошли к достижению данной цели так же тщательно и профессионально, как к проведению президентской кампании, нет сомнения, что Беларусь избежала бы валютной нестабильности.

2015 год начинался с экстраординарных, «пожарных» мер по недопущению паники на валютном рынке. Нацбанку удалось быстро сбить ажиотаж и убедить руководство страны в приоритетности борьбы с инфляцией. Ему позволили твёрдость по вопросу об увеличении количества денег в обращении. Несмотря на сильное давление промышленного, аграрного и строительного лобби, Нацбанк держал удар до конца. Большую жёсткость, которая была бы адекватной состоянию денежно-кредитного рынка, не позволили ни А. Лукашенко, ни Совмин.

Тем не менее, стоит отменить одно историческое событие в белорусской монетарной политике. В 2015 году рублёвая денежная масса (М2) сократилась на 0,4%. Для сравнения в 2014г. этот показатель увеличился на 14,5%, в 2013г. – на 15,5%. К сожалению, такого же успеха не удалось добиться по целевому индикатору, выбранному Нацбанком в качестве ориентира на 2015г. – широкой денежной массе (М3). В 2015г. он вырос на 36,5%. Для сравнения в 2014г. её прирост составил 23,9%, в 2013г. – 19,8%. «Вес» валютной составляющей в условиях девальвации Br-рубля испортил для Нацбанка красивую картинку. В своих прогнозах он тоже недооценил рост баланс сил на валютном рынке.

 

Опять двадцать пять. Угроза очередного валютного ралли

Нацбанк делал всё, что мог в жёстких рамках административной нерыночной экономики, чтобы снизить давление на цены с одной стороны и на курс Br-рубля с другой. К сожалению, его добрые намерения не были поддержаны коллегами по Вертикали и государственными коммерческими финансовыми организациями, включая ОАО «Банк развития». Правительство не сумело адаптироваться к резкому сокращению экспорта и, соответственно, валютной выручки. Совмину нужно было значительно сократить госрасходы, облегчить налоговое и регуляторное бремя на бизнес, но он поступил с точностью до наоборот.

В такой ситуации Нацбанк решил действовать по принципу «цель оправдывает средства». Он усилил административное давление на ставки по кредитам и депозитам. И ошибся. Ручное управление столь чувствительных параметров экономики не могло заменить полноценную координацию денежно-кредитной и бюджетно-налоговой политики. Источники напряжения в денежной системе не были ликвидированы, а лишь припудрены.

События января 2016г. доказывают это. Опять непредсказуемость. Опять начались трудности с приобретением валюты. Появились ограничения на операции с ней. С новой силой забурлили слухи о том, что власти могут заморозить валютные вклады, что в условиях очевидного валютного голода население вместо валюты может получить рублёвый эквивалент, причём уже в новых, деноминированных Br-рублях.

Снова белорусский бизнес и население в едином порыве начинают каждое утро с новостей о курсе Br-рубля. Пока это не массовое явление, но с учётом нервозности населения и депрессии бизнеса, сокращения реальных доходов и роста долговых издержек, сохранения рецессии на российском рынке и инвестиционного голода внутри Беларуси валютной напряжение может легко перекинуться на всю банковскую систему. Ситуацию усугубляет резкая девальвация RUR-рубля по отношению к $-доллару. Если белорусские власти допустят очередное резкое удорожание Br-рубля к российскому собрату, то и без того сложное положение белорусских экспортёров станет критическим. В 2015г. Беларусь потеряла почти треть экспорта в Россию. Фиксация курса или переход в режим его большего ручного регулирования грозит отрезать от белорусского экспорта ещё 15 – 20% в 2016г.

Нацбанк даже если бы сильно захотел, то сдерживать девальвацию Br-рубля не сможет – нечем. За 2015г. ЗВР-ы сократились на $883,3 млн. и на начало года составили $4176 млн. В ситуации, когда валютных долгов в 2016г. накопилось примерно на $7 млрд., а ясности с получением кредитов от МВФ нет, вероятность удешевления Br-рубля очень высока. К этому, безусловно, подталкивает состояние RUR-рубля, динамика валютной выручки и прямых иностранных инвестиций.

В такой ситуации белорусские власти молятся, чтобы только валютные вкладчики не отказали в доверии к банковской системе. Они уже смирились и даже подготовились к тому, что произойдёт отток около Br10 трлн. Br-рублёвых депозитов, но закрыть брешь в выводе из банков даже $1,5 - 2 млрд. будет нечем. В 2015г. валютные депозиты физических лиц увеличились всего на $219,5 млн. Отметим, что своего пика ($8352,5 млн.) они достигли на 1.11.2015г. За два последующих месяца они сократились на $139,7 млн. Валютные депозиты юридических лиц за 2015г. сократились на $57,9 млн. и на начало 2016г. составили $3,57 млрд. По сравнению с пиковым значением на 1.11.2015г. они сократились на $182,7 млн.

 

К чему готовиться в 2016 году

Не девальвационного сценария на 2016 год для Беларуси нет. В условиях предполагаемого падения ВВП на 3 – 5% он предполагал бы сокращение рублёвой денежной массы, кредита и одновременно госрасходов. Политической воли для такого сценария в Беларуси нет. Поэтому споры идут лишь о глубине падения Br-рубля. В пессимистическом сценарии явно не вовремя деноминированный Br-рубль может просесть до отметки Br3,5 – 3,7 за $1. Это значит, что годовая девальвация составит около 100%. Такой сценарий возможен в случае, если RUR-рубль улетит за RUR100-120/$1, валютных кредитов нам дадут не больше $500 млн., цена нефти опустится до $20 за баррелей, и вследствие этого Беларусь потеряет $3 – 5 млрд. валютной выручки при увеличении широкой денежной массы на 20%.

В базовом сценарии курс Br-рубля на конец 2016г. будет Br3,2 – 3,4/$1. Это означает девальвацию на 75 – 80%. В оптимистическом сценарии курс Br-рубля оценивается на Br2,8 – 2,9/$1. (девальвация на 50 – 55%), т. е. примерно на уровне 2015 года. Как не крути, беларусы должны привыкать жить с мыслью, что зарплата в долларовом эквиваленте в $300 – это высокий жизненный стандарт. Для большинства населения в 2016 году он будет ниже. Те чиновники, которые отвечают в правительстве за импортозамещение, могут радоваться. Покупать резко подорожавший для обедневших беларусов импорт будет гораздо меньшее число домашних хозяйств. Наступает эра сэконд хэнда, время большой штопки вещей, производств и балансов. Открытым остается вопрос, появится ли у обыкновенных беларусов и властей спрос на штопку мозгов. Может, появится спрос на новые?

Ярослав Романчук специально для Myfin.by


Предыдущие статьи в рамках проекта «Бизнес с умом»

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus