Над Беларусью нависла угроза неисполнения возврата валютных вкладов

Над Беларусью нависла угроза неисполнения возврата валютных вкладов

Интерес белорусов к срочным банковским депозитам как средству сохранения и приумножения личных сбережений падает: к Br-рублевым - с ростом курса доллара и, как следствие, долларовой убыточности этих вкладов, к валютным - с падением доходности депозитов и снижением уверенности в устойчивости банковской системы страны, то есть безопасности накоплений на фоне усиления кризиса в экономике.

Как результат, уже который месяц подряд сокращаются остатки средств на срочных вкладах физических лиц как в национальной, так и в иностранной валюте. Причем в декабре население ускорило отток своих капиталов из банков.

 

Вклады в белорусских рублях: остатки снижаются триллионами - депозитный бизнес окончен

По срочным Br-рублевым вкладам остатки за декабрь сократились на Br1,25 трлн. Это 7-й подряд месяц с отрицательной динамикой. За этот негативный период остатки снизились на Br8,89 трлн или на 25,4%.

 

Мало того, если учесть ежемесячную капитализацию начисленных процентов по вкладам, то, исходя из средних по стране ставок по всем срочным депозитам физических лиц в национальной валюте, чистый отток происходит уже 8 месяцев подряд. В декабре его величина - Br1,89 трлн (с учетом гипотетического реинвестирования всех начисленных процентов, расчетный объем которых по всем срочным Br-вкладам населения около Br0,64 трлн).


Теперь общий объем денежных средств населения, размещенный на срочных вкладах в национальной валюте меньше, чем был в начале года: на 1 января их было Br27,235 трлн, а на 31 декабря их осталось Br26,145 трлн. А в конце мая, до периода снижения, было Br35,035 трлн - рекордная их сумма в истории Беларуси.

Если же считать в долларовом эквиваленте, то сегодняшний их объем соответствует объему 2006-го года или периода сильнейшего валютно-финансового кризиса 2011-го: по последнему в 2015-ом году курсу доллара (18569 Br/$) срочных Br-рублевых депозитов физических лиц на 31 декабря - $1,408 млрд.

Исторически же максимальное значение было в 2008-ом году, $3,26 млрд, а из недавнего - $3,04 млрд в сентябре 2014-го года.


А прямо сейчас, когда доллар в Беларуси перевалил за Br20 тысяч, в условиях продолжающегося выноса депозитов, долларовый эквивалент остатков срочных Br-вкладов населения в банках уже не более $1,25 млрд. А это уже уровень 2005-го года.

В дальнейшем же, в течение даже текущего года, сумма остатков на таких вкладах может стать меньше Br20 трлн, а их долларовый эквивалент - сократиться до $0,7 млрд, уровня 2004-го года: останутся лишь самые «стойкие» вкладчики в основном люди пенсионного возраста, из сельской местности, и с не очень большими суммами вкладов.

Те же «депозитчики», для которых Br-рублевые вклады были, по сути, рентным бизнесом, растившим их накопления в долларовом эквиваленте, большей частью выйдут из этого бизнеса. Ведь когда Br-рубль падает к доллару быстрей, чем накапливаются проценты, вклад в долларах убыточен. И даже если будут краткие $-доходные периоды, девальвационные ожидания они не переубедят.

В декабре Br-рубль в Беларуси девальвировался к доллару на 2,54% (по курсу последних в месяце торгов на БВФБ), что соответствует средней скорости в 30% годовых, то есть немного больше, чем процентные ставки по популярным в среде «профессиональных депозитчиков» отзывным срочным Br-депозитам. Долларовая убыточность в этом месяце - около 3% годовых.


По итогам же первой половины января Br-рублевые вкладчики уже понесли весьма ощутимые потери в долларовом эквиваленте личных сбережений. Белорусский рубль девальвировался к доллару на 8%, под 170% годовых, и останавливаться, судя по всему, не намерен. Так что $-убыточность срочных Br-вкладов в январе будет сверхвысокой, на уровне августовской девальвации.

Хотя в дальнейшем, в случае значительной, до текущего «дна», просадки Br-рубля, возможна некоторая стабилизация, особенно если таковая случится с российским рублем, как это было в первой половине прошлого года. Тогда Br-депозитчики смогут несколько компенсировать январские $-убытки. Но в любом случае той $-супердоходности Br-депозитов, которая существовала с 2012-го года, в обозримом будущем не предвидится.

 

Депозиты в иностранной валюте: доходность низкая, объемы падают, но от девальвации спасают

В последнее время процентные ставки по депозитам в иностранной валюте для физических лиц падают, и уже снизились настолько, что проценты не рассматриваются как значимый рентный доход, поэтому их (валютных депозитов) предназначение стало, скорей, тихой антидевальвационной гаванью, безопасным прибежищем значимого капитала, нежели бизнесом.

Хотя при этом Br-доходность валютных вкладов зачастую намного больше доходности непосредственно Br-рублевых. Так, в декабре доллар вырос в Беларуси на 2,6%, или больше, чем 30% годовых, что вместе с небольшими средними по стране процентами по валютным вкладам дало 35% Br-доходности в этом месяце, то есть больше, чем Br-рублевые вклады.


То есть, в отличие от вкладов «Br-рублевого мира», девальвационные периоды для инвалютного сектора - периоды наращивания силы и увеличения его доли в совокупной денежной массе, «время жатвы» для валютных вкладчиков. Поэтому в стране, где девальвация национальной валюте - вещь периодическая, и даже обыденная, превалирование объема инвалютных депозитов физических лиц над депозитами в национальной валюте - вещь естественная.

На конец 2015-го года доля срочных вкладов в общей массе срочных депозитов физических лиц достигла 84,5%. Это уровень самых девальвационных периодов 90-х годов, максимальный за последние 15,5 лет. А после текущей январской девальвации эта доля снова вырастет. Этот процент - есть степень недоверия к национальной валюте.


Но, несмотря на все вышесказанное, остатки средств населения в иностранной валюте на банковских депозитах в декабре сократились. Это 2-й подряд месяц с негативной динамикой, причем нарастающей: в ноябре было минус $65 млн, в декабре - уже минус $83 млн.


С учетом же начисленных и капитализированных процентов (а это где-то $29 млн за декабрь - общая расчетная сумма начисленных процентов по банковской системе с учетом средней по стране ставки по всем текущим срочным депозитам в иностранной валюте физических лиц и исходя из остатков на конец ноября) чистый отток в отчетном месяце составил около $112 млн.


Тем не менее, за 2015-й год остатки на таких депозитах выросли на $170 млн, составив на 31 декабря $7,691 млрд. Исторически максимальный объем был несколько месяцев назад - $7,844 млрд в конце августа 2015-го.


Если проблема использования срочных Br-рублевых депозитов для сохранения сбережений - в периодическом девальвационным «усыхании» их долларового эквивалента, то опасность для инвалютных депозитов состоит в очень низкой валютной ликвидности белорусской банковской системы - соотношении имеющихся там валовых валютных активов к объему валютной задолженности.

На конец декабря 2015-го по статье обзора банковской системы «требования к нерезидентам» (а это вся иностранная валюта, золото, депозиты за рубежом, кредиты нерезидентам, иностранные ценные бумаги и т.п.) цифра валовых валютных активов - $5,935 млрд.

А это меньше суммы обязательств банков перед физическими лицами по срочным инвалютным депозитам на 22,8%. Устойчивое превышение таких обязательств над объемом валовых иностранных активов пошло с конца 2014-го года. А еще не так давно соотношение было обратным: валютных активов было в разы больше срочных валютных обязательств перед населением.


Это создает угрозу неисполнения возврата валютных вкладов вовремя и в полном объеме даже без такого массового съема валюты, как происходило в Украине в последние 2 года. Украинский же вариант развития событий в депозитном секторе банковской системе Беларуси означает мгновенный дефицит валюты, коллапс и дефолт.

Таким образом, перед белорусами, желающими сохранить и приумножить свои накопления рентным способом - «дать под проценты», когда «ты сидишь, а денежки идут» - существует выбор в стиле «куды податься?» между риском девальвационных потерь на высокопроцентных срочных Br-рублевых вкладах и риском потерь сбережений при сверхнегативном развитии событий в валютно-финансовом секторе страны на фоне кризиса, особенно в России.

В этом случае выбор падает просто на наличную иностранную валюту, что как раз и наблюдается в последнее время: чистая покупка валюты населением при сокращении объемов остатков валюты на вкладах физических лиц.

Небольшое количество валюты от населения может еще быть размещено в валютных облигациях Минфина, где доходность повыше и фиксированная, льгота по подоходному налогу и государственные гарантии в полном объеме (последнее - вполне выполнимо, учитывая небольшие объемы выпуска этих облигаций).

Автор: Максим СЕРЕДА

Источник: Myfin.by

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий
Andman
"На конец декабря 2015-го по статье обзора банковской системы «требования к нерезидентам» (а это вся иностранная валюта, золото, депозиты за рубежом, кредиты нерезидентам, иностранные ценные бумаги и т.п.) цифра валовых валютных активов - $5,935 млрд." Учтены ли в этой сумме валютные кредиты резидентам ?
Сайт
Система Orphus