«Стартовым капиталом были «жигули» и запас тушенки». История успеха от Людмилы Антоновской

«Стартовым капиталом были «жигули» и запас тушенки». История успеха от Людмилы Антоновской

– У меня на руке дозиметр, встроенный в часы, – показывает запястье минчанка Людмила Антоновская. – Лет 15 назад их разработали у нас на предприятии. Затем возникла идея выпускать этот продукт под швейцарским брендом. Создали там СП. Но партнеры оказались непорядочными, растранжирили деньги и скрылись. Так бывает. СП прогорело. А мы до сих пор остаемся единственным производителем в мире, который делает такие наручные дозиметры.

Антоновской – владельцу и директору международного холдинга «Полимастер», который производит приборы радиационного контроля – на пути к успеху приходилось не раз терпеть неудачи и преодолевать себя.

– У нас в семье это называлось упрямством, – смеется бизнесвуман. – Есть люди талантливые, и они многое делают за счет этого. Я не обладала никакими талантами, а добивалась результатов волевыми усилиями.

На снимке: увлечения Людмилы - альпинизм и путешествия.

Как говорит Людмила, родилась она в «счастливой инженерной семье». Отец был инженером-изобретателем, мать – программистом. Оба – заядлые байдарочники, мастера спорта по водному туризму.

– Я себя помню с 4 лет, – рассказывает собеседница. – Первая отпечатавшаяся картинка: утром просыпаюсь, у меня день рождения, а родителей нет – уехали в турпоход, и мне грустно. Но они прислали из Таджикистана огромную шоколадку, и вот я еще сонная лежу в кровати и смотрю на нее.

В доме всегда было много книг. Существовала традиция: по вечерам в семье их читали вслух. Поэтому Люда с братом многие вещи узнали гораздо раньше, чем другие дети.

– Например, папа читал нам книгу про освоение космоса и кораблестроение. И я ребенком слушала о многоступенчатой системе подъема ракеты в космос. В 7 лет мы знали теорию относительности Эйнштейна, а в 11 прочли «Мастера и Маргариту». Может и рановато, но с объяснениями родителей все прекрасно воспринималось, – уверяет она.

На снимке: с мужем и детьми на фоне цветущих вишен.

При этом отец был сильным, волевым человеком, который жестко подходил к воспитанию детей. Высоко ставил дисциплину, умение преодолеть свои слабости:

– В одном из водных походов я заболела, поднялась температура. А в этот день наша семья дежурила – надо было помыть посуду всего лагеря. От того, что кончились силы, я расплакалась, но отец отвел меня в сторонку и сказал: «Даже если тебе плохо, никому этого не показывай. Ты должна взять себя в руки». И, конечно же, я взяла себя в руки, и помыла эту посуду. Так и продолжаю жить.

Людмила училась в школе с углубленным изучением французского. Тем не менее, с языками у нее было плохо, а любимыми предметами стали математика и черчение.

– Дело в том, что у меня дизорфография. Неспособность грамотно писать, что-то вроде болезни. В те времена таких диагнозов никто не ставил, но потом я поняла, что у меня именно она и была. Сейчас я это успешно преодолела благодаря «MicrosoftWord», – шутит Антоновская.

На снимке: из поездок Людмила привозит много красивых фото.

Вообще же, в школе девушке приходилось несладко. Несмотря на то, что пришедшие однажды на урок психологи с помощью тестов выявили, что именно она – неформальный лидер в классе.

– Очевидно, я не красивая девушка, – признается Людмила. – И в школе мне об этом часто напоминали. Так, что порой туда вообще идти не хотелось. Если вы смотрели фильм «Чучело», то имеете представление о том, как одноклассники могут «успешно» кого–то «гнобить».

Пережить это время Люде помогли ее друзья. Это дети друзей ее родителей. С ними девушке всегда было легко: одни и те же интересы, увлечения, каждый понимал другого с полуслова.

– Мы и сейчас дружим, вот уже 37 лет. Хоть и разъехались по разным странам, но стараемся ежегодно встречаться. Есть и традиция: поднимаем тост под названием «Крепко». Это аналог свадебного «Горько» – только мы не целуемся, а жмем друг другу руки, – поясняет Антоновская.

На снимке: Боливия. Солончак Уюни - самое большое зеркало в мире.

После школы Людмила поступила в Белорусский политехнический институт. Через 6 лет учебы стала архитектором и даже успела поработать по специальности:

– Главным архитектором проекта не была, не успела. Но в Минске есть сооружения, к планированию которых я приложила руку. Гостиница при минском цирке, жилое здание в Ждановичах, разные офисы…

Однако затем судьба сделала крутой поворот. Любимую профессию пришлось бросить и уйти в семейный бизнес – в компанию «Полимастер». Это был вынужденный шаг, и связан он с трагическими событиями.

– Бизнес в 1992 году начинал наш отец, – рассказывает Людмила. – Затем он привлек моего брата. Хотел, чтобы тот продолжал дело. Но в 1996-м брат погиб. И я поняла, что просто обязана прийти отцу на помощь. Несколько лет работала вместе с папой. А в 2006-м не стало и его. Так я и осталась одна руководить предприятием. Оказалась поставлена перед фактом, потому что больше тянуть это было некому.

На снимке: Боливия. Солончак Уюни. Кладбище паровозов.

Отец решил стать бизнесменом в 1980-х, когда все рушилось, научные институты закрывались, и надо было что-то делать. В итоге он занялся тем, что хорошо умел делать – изобретать оборудование.

– Тогда мы стали практически нищими, – вспоминает Людмила. – Чтобы начать, папа продал «Жигули». Эти 800 долларов и были стартовым капиталом. Полгода у нас не хватало денег на еду. Выжили благодаря тому, что с туристических времен остались запасы тушенки, которые хранились почему-то у меня под кроватью. Мы ели ее с самыми дешевыми макаронами.

Дети уже тогда делили с родителями бремя ответственности, накладываемое рисками бизнеса.

– Я понимала, что это такое. У нас в семье было принято все обсуждать. Если брался кредит, то отец говорил: «Вы понимаете, что если что-то случится со мной, вам надо будет его погашать». То есть  решения принимались совместно, – говорит собеседница.

На снимке: Перу. Мачу Пикчу.

Первоначально компания, в которой работало лишь 15 человек, занималась разными приборами. А потом на передний план вышло оборудование радиационного контроля. Спрос на него после Чернобыля был большим.

– Но затем он сильно упал, да и вообще стало ясно, что внутренний рынок очень мал, не дает развиваться дальше. Поэтому компания с 1994 года вышла с продажами за границу. Вначале в Польшу и Францию, потом в другие страны, – перечисляет Людмила.

Она поясняет, что на мировом рынке были тогда и остаются сейчас конкуренты, которые больше и сильнее «Полимастера». Это компании уровня «Сименс», «Фуджи».

– Но у нас есть два преимущества. Во-первых, мы можем делать разработки дешевле: стоимость труда в Беларуси ниже, чем в тех же США и Франции. Причем наши разработчики лучше, ведь они привыкли из ничего создавать нечто, что работает. У западников такого умения нет. А во-вторых, «Полимастер» более гибок в плане подстройки под каждого клиента. То есть всегда готов пойти на кастомизированное решение.

На снимке: Килиманджаро.

Когда Людмила пришла в компанию, то начала с самого низа. С имеющимся образованием искала себе применение, и занялась дизайном рекламы. Потом постепенно взяла на себя всю функцию рекламы, работала в продажах и маркетинге. Затем организовывала сеть зарубежных представительств.

– Выполняла любую работу. Например, когда открывали наш офис в США, я была там упаковщица номер один. Потому что больше было некому в офисе заниматься этой работой. Принимала продукцию, тестировала ее, упаковывала и отсылала потребителям. В общем, сейчас я в компании могу делать практически все: паять, паковать, рекламу рисовать, продавать...

Теперь у «Полимастера» 5 офисов: в Беларуси, США, Литве, Австрии и Японии. Производство сосредоточено в первых трех странах.

– С той же Японией мы работаем уже лет 15. Сначала просто были продажи. Основной потребитель – «Тошиба». У нее свои атомные станции, которые она обслуживает. А потом случилась авария на Фукусиме и пошел всплеск заказов. Где-то 10 тысяч приборов за 2 года туда поставили. А чтобы обслуживать весь этот парк оборудования, просто необходимо было открыть там офис.

На снимке: Мадагаскар с высоты птичьего полета.

Результаты работы компании только за прошлый год впечатляют. 15 процентов роста выручки, 10 процентов – прибыли, персонал вырос на 20 человек, выведено на рынок 4 новых продукта.

– Есть команда, которая очень много и напряженно работает. С каждым годом нужно вкладывать больше усилий для получения такого же результата. Основная наша задача сейчас – ускорить темп разработки. Рынок становится более жестким.

В компании трудится более 200 человек. Из них 180 – в нашей стране. Они производят 140 различных приборов. Частные потребители в Беларуси знают в основном только персональные дозиметры.

– Но на самом деле спектр очень широкий. Например, каждый может видеть в аэропорту и на границе портальные радиационные мониторы – большие серые ящики с надписью «Полимастер». Они срабатывают, если кто-то везет с собой радиоактивный материал.

На снимке: пейзажи Мадагаскара.

Доля продаж на белорусском рынке в среднем 1-3 процента. Все остальное идет на экспорт, в десятки стран мира. Но Людмила говорит, что «Полимастер» тоже чувствует на себе нынешний кризис, ударивший по Беларуси.

– Нас точно так же касается инфляция. Мы теряем на ней в банках. Мы должны индексировать зарплаты сотрудникам. Из-за использования и, соответственно, хранения, валюты нам засчитывают внереализационную выручку, и мы платим налоги с этой «искусственной прибыли».

Людмилу огорчает, когда говорят, что нет женщин, которые сделали свой бизнес сами. Когда кто-то утверждает, что все, что она сделала, это получила «наследство».

– За время моего руководства компания выросла примерно в два раза: по объему выручки, по числу людей, по количеству офисов. Если бы женщины ничего не значили, бизнес «Полимастера» обанкротился бы в первые два-три года.

На снимке: Бразилия. Рио-де-Жанейро.

С мужем, который сейчас работает программистом, Людмила познакомилась еще в институте. Он учился в той же группе. А отношения завязались на вечеринке в День студента.

– У меня были красивые ноги. И он со своим другом поспорил, кто быстрее меня «закадрит». Вместе мы стали жить сразу после института. Он сказал, что если не съедемся сейчас, то потом жизнь нас разбросает. И переехал ко мне. С рюкзаком, в который уместились все его вещи: джинсы, свитер и гитара.

Дочь Дарья – первый ребенок – появилась только в 2006 году. Она была долгожданной малышкой, хоть время это было тяжелым для ее мамы.

– Дарье было всего две недели, когда не стало моего отца, и мне пришлось стать во главе компании. Кормить Дашу бегала прямо с совещаний и переговоров. Мне повезло, что я все-таки пришла в бизнес раньше, поработала с отцом, многому научилась, и к этому моменту уже не была в нем беспомощным ребенком. Хотя все равно пришлось еще получать и специализированное бизнес-образование. Это было жестокое время: работа, грудной ребенок, второе образование и сон по 3-4 часа в сутки.

На снимке: в Альпах.

В 2008 году родился сын. Тогда семья из-за работы жила в США. Малыша назвали не совсем обычным именем – Семен-Николас.

– Изначально мы придумали два имени и подумали: вот родится, посмотрим на лицо и тогда поймем, кто он. Но как это бывает, родился ребенок, посмотрели на лицо, и… выбрать не смогли.

Главное увлечение Людмилы – альпинизм. Она побывала на Монблане, Фудзияме, Эльбрусе, Килиманджаро, Аконкагуа, Маттерхорне и многих других вершинах…

– Самым сложным был Маттерхорн. Это красивейшая гора в мире. И всем известная, потому что ее рисуют на швейцарских шоколадках. В пути группу застала буря с дождем и снегом. Спускаться не могли, потому что видимость была несколько метров. Оставался один вариант – провести ночь на склоне. 

На снимке: гора Ушба в Приэльбрусье.

Все шли налегке, поэтому насквозь промокли и замерзли. А газовые горелки не работали. И это была очень серьезная ситуация с угрозой для жизни.

– Как ни странно звучит, нас спас от холода флаг с логотипом компании «Полимастер». Я всегда его беру, чтобы развернуть на вершине. Флаг оказался единственной вещью в рюкзаке, которая осталась сухой и теплой. Мы в него укутались и так спаслись. А утром успешно спустились.

Кроме занятий альпинизмом Людмила преподает в бизнес–школе и занимается журналистикой и фотографией. Она побывала в пяти десятках стран. Из некоторых путешествий привозит материалы для статей в интернете и для журнала «OnAir», который читают пассажиры самолетов «Белавиа».

– Самые красивые страны, в которых мне пока пришлось побывать – Боливия и Перу. Еще понравилось в Непале.

У Людмилы нет аккаунтов ни в «Фейсбуке», ни во «Вконтакте». Говорит, что это лучший способ сэкономить время – главный человеческий ресурс. И даже так приходится красть его у сна. Спит она по 5-6 часов в сутки.

– Баланс между бизнесом, семьей, увлечениями найти и так нелегко. Но судя по тому, что муж еще не выгнал меня из дома за непосещаемость, это мне пока удается.

Владимир СТАТКЕВИЧ
Фото из архива Людмилы Антоновской

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus