«Зайчики» и вкладчики. Устойчива ли новая стабильность Br-рубля?

«Зайчики» и вкладчики. Устойчива ли новая стабильность Br-рубля?

Многие белорусские вкладчики всполошились. Им показалось, что Br-рубль надломал тренд удешевления и пошел в рост. 11 февраля Br-рубль дошел до самой высшей точки своей дешевизны по отношению к $-доллару – Br22069/$1. А 21 марта курс составил Br20278 за $1. С 11 февраля по 21 марта Br-рубль по отношению к $-доллару подорожал на 8,1%. На вопрос, что это за явление, может быть несколько ответов:

  1. временный (не более двух-трех месяцев) отскок Br-рубля после стремительной девальвации начала года, особенно в контексте роста цен на нефть и удорожания RUR-рубля по отношению к $-доллару с риском последующей девальвации до конца года на 30-50% в зависимости от стечения негативных обстоятельств;
  2. новая среднесрочная (по меньшей мере, более года) тенденция укрепления Br-рубля как результат монетарной политики Нацбанка;
  3. временный отскок Br-рубля с последующей небольшой плавной девальвацией до конца 2016 года, не более 10% по отношению к курсу на 21 марта 2016 года.

Нейтрализация «русского перекоса»

Разберемся с фактами. Рассмотрим три периода: первый – с начала года и по пик девальвации Br-рубля к доллару, т. е. по 11 февраля, второй – с 11 февраля до 21 марта, третий – с начала года по 21 марта.

Первый период. С 1 января по 11 февраля белорусский рубль девальвировался по отношению к $-доллару на 18,8%, по отношению к евро – на 22,4%, к RUR-рублю – на 9,3%.

Второй этап. С 11 февраля по 21 марта Br-рубль по отношению к $-доллару укрепился на 8,1%, по отношению к евро подорожал на 7,9%, по отношению к RUR-рублю – подешевел на 6%.

Итого, с 1 января по 21 марта Br-рубль изменился следующим образом: по отношению к $-доллару подешевел на 9,2%, по отношению к евро – на 12,7%, по отношению к RUR-рублю – на 15,9%. Если темпы девальвации I квартала сохранятся, то курс Br-рубля к концу года будет приблизительно Br25500-26000, евро – Br28500-30000, RUR-рубля – Br410-430 (соответственно без четырех нулей после деноминации).

Таким образом, за первый квартал года (без 10 дней) белорусский рубль существенно ослаб, особенно по отношению к RUR-рублю. Белорусские власти стараются нейтрализовать последствия резкой девальвации российского рубля 2014-2015 годов. Удешевление Br-рубля по отношению к российскому «собрату» призвано сделать потребительские и инвестиционные покупки беларусов в России менее конкурентоспособными, если речь идет о рублевых расчетах. Отсутствие таможенной границы делает белорусский потребительский рынок особенно чувствительным к дешевому RUR-рублю и дорогому Br-рублю. К тому же, белорусские власти хотят сыграть на опережение и подсобить белорусским экспортерам, продолжая девальвацию Br-рубля по отношению к российскому в ускоренном темпе.

Девять фактов

Приведем факты первого квартала, влияющие на состояние валютного рынка, а также на курс Br-рубля.

Первый факт: резкое падение экспорта (минус 21,2% за январь) и валютной выручки. Даже по калийным удобрениям мы получили минус 37%, по нефтепродуктам – на 33%. Рост физического экспорта молочных продуктов на 20% дал минус стоимостного на 7,7%.

Второй факт: внешних валютный долгов белорусского государства и коммерческого сектора меньше не стало. Только на оплату госдолга в 2016 году нужно отдать $3,3 млрд. Долги коммерческого сектора составляют примерно $7-9 млрд. Даже если реструктурировать половину, все равно останется больше госдолга.

Третий факт: золотовалютных резервов в стране больше не стало (пара-тройка десятков миллионов долларов не в счет). Валютные вклады населения как важный источник стабильности банковской системы тоже сокращаются.

Четвертый факт: в 2016 году Беларусь пока не получила валютные кредиты ни от МВФ, ни от России, что обостряет проблему обслуживания валютных обязательств.

Пятый факт: Нацбанк в январе-феврале сократил рублевую денежную массу, сохранил высокие процентные ставки по кредитам, чем снял определенную часть давления на валютный рынок. Правда, в феврале 2016 года уже обозначился рост рублевой денежной массы (М2). К тому же, вкладчики были сбиты с толку мягким принуждением к переходу на безотзывные депозиты особенно валютные.

Шестой факт: белорусская экономика за январь-февраль сократилась на 4%. Она продолжает оставаться в рецессии, генерируя все больше долгов, неликвидов и шлаков. Каждое третье предприятие, по сути дела, банкрот. В январе вся экономика получила чистый убыток в Br16,4 трлн. Складские запасы тоже увеличились, ухудшив ситуацию с оборотным капиталом. Спрос внутреннего рынка также сильно сократился как следствие уменьшения реальных зарплат и пенсий.

Седьмой факт: резко снизились валютные поступления в страну в виде личных переводов. В 2015 году они составили чуть больше $620 млн, в то время как в 2014-м было $1108 млн.

Восьмой факт: в Беларуси по-прежнему нет полноценного свободного курсообразования, либерального текущего счета платежного баланса. Зато есть резкий рост давления на покупателей валюты, а также на тех бизнесменов и инвесторов, которые хотели бы вывести хотя бы часть капитала за рубеж.

Девятый факт: белорусская финансовая система является «гадким утенком» в мировой финансовой системе. В то время как центральные банки многих стран (ЕЦБ, Швеция, Япония, Швейцария) перешли в извращенный режим отрицательных процентных ставок, когда потребителей и бизнесы умоляют брать кредиты под 0-3% годовых, Беларусь сохраняется как протекционистская аномалия со стоимостью кредитных ресурсов более 30% годовых при декларируемой инфляции около 15-18% годовых.

Успешные манипуляции жадностью

Таким образом, удорожание Br-рубля по отношению к $-доллару носит временный характер. Оно неустойчиво и легко обратимо. У белорусских властей нет ресурсов для обеспечения стабильности курса Br-рубля. Едва ли Нацбанку разрешат еще больше ужесточать кредитно-денежную политику, потому что Минфин и Совмин в целом свою работу по координации монетарной и бюджетно-налоговой политике провалили.

Белорусские власти успешно сбили с толку вкладчиков, в первую очередь, валютных, чтобы не прибегать к непопулярным, жестким мерам в виде запрета (ограничения) на снятие валюты, выплаты процентов и валютных вкладов в Br-рублях, административное снижение ставок по рублевым и валютным вкладам, установление платы (де-факто) налога в случае вывода вкладов из банков.

Распорядители чужого (политики и чиновники) успешно манипулируют жадностью вкладчиков, их желанием в очередной раз «срубить капусту» в виде высоких Br-рублевых вкладов (рубль дорожает – рублевые депозиты при существующих процентных ставках становятся более прибыльными при переводе процентов в валюту). Это временное явление. Баланс обязательств и выгод белорусского государства вынудит его залезть в карманы вкладчиков – и очень глубоко. Особенно если в 2016 году правительство не получит хотя бы $3 млрд внешних кредитов. Народная пословица гласит: «Жадность фраера сгубила». За редким исключением инсайдеров и счастливчиков с особой «чуйкой», миллионам вкладчиков на своем кармане придется испытать смысл этой народной мудрости.

Ярослав РОМАНЧУК

специально для Myfin.by


Предыдущие статьи в рамках проекта «Бизнес с умом»

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus