«Новые деньги делают нас ближе к Европе». Статья из Süddeutsche Zeitung

«Новые деньги делают нас ближе к Европе». Статья из Süddeutsche Zeitung

Фото: Сергей ГРИЦ

«Белорусский Нацбанк убирает с купюр четыре нуля. Это не решит проблем в экономике, но расчеты сделает проще», – пишет немецкая газета Süddeutsche Zeitung. Приводим текст репортажа журналиста Франка Ньенгуйзена полностью.

Колбаса, которая стоит 54 тысячи рублей

Процесс оплаты немного затянулся, потому что продавцу Маргарите Шумко приходится помогать пожилой женщине с подсчетом.

Виной тому не слабое зрение покупательницы. Просто колбаса стоит 54 тысячи рублей, а клиентка нерешительно протягивает 5, и сама не знает, что думать об этом. Ведь это все равно что давать крошки вместо булки хлеба.

Шумко терпеливо объясняет: пять новых рублей не хватит, это лишь 50 тысяч старыми, поэтому надо дать еще 40 копеек, что равно 4 тысячам неденоминированных.

Для Маргариты такая помощь – рутина, которую она проделала уже сотни раз за последние несколько дней. Женщина продает мясную продукцию за прилавком Комаровского рынка в центре Минска.

На ее витрине колбаса «Докторская» – что-то вроде привычного для немцев гельбвурста – с ценой 89 500 р. за кг, написанной черным цветом, и 8 р. 95 коп., обозначенной красным. Рядом – «Волковысская» по 195 000 р., или 19 р. 50 коп. И каждый покупатель платит теми купюрами, которые  у него есть.

В хаосе купли-продажи Шумко даже не пытается разложить деньги по старым и новым номиналам. В правой руке у нее пачка: видавшие виды банкноты от пяти до ста тысяч старыми вперемешку с новенькими пятерками, десятками и двадцатками.

«Для меня все это не проблема, – говорит продавец. – Просто отнимаешь четыре нуля».

Деноминация как способ возвращения монет

Белорусам не привыкать приспосабливаться к новым денежным реалиям. Причем до этого все касалось ценовых скачков: за пару лет рубль три раза девальвировался из-за кризиса, вызванного проблемами в России. И теперь им всего лишь надо привыкнуть к новым купюрам и цифрам, а это уж точно более приятное упражнение.

Нацбанк ждал, пока белорусский рубль снова стабилизируется. Наконец, это произошло, но за товары теперь надо было платить миллионы рублей. Самая большая по номиналу купюра в 200 тысяч кажется внушительной, но в пересчете это даже меньше, чем 10 евро.  А с деноминацией в Беларусь возвращаются даже монеты – копейки.

Покупательнице Надежде Николаевне нравятся новые деньги. Она только что купила у Маргариты Шумко пару сосисок, и сейчас ищет, куда бы положить монеты. В ее кошельке нет специального отделения, потому что копеек в ходу не было уже много лет.

И все же клиентка рада деноминации. «Хоть пока считать еще сложновато, но и миллионами рассчитываться было как-то не очень», – говорит она.

И добавляет: «Новая двухрублевка снаружи золотистая, внутри серебристая, а маленькие по размеру и более жесткие купюры напоминают евро, и это делает нас ближе к Европе».

Кстати, новый бумажник с отделением для монет молодая мама уже купила – по ее словам, «в Европе». Пока только, как объясняет, он лежит дома.

«Надо было слишком много купюр»

Ховсеп Восканян, председатель правления немецко-белорусского экономического клуба и представительства немецкого банка в Беларуси, подчеркивает, что деноминация –  чисто техническая мера. К каким-то экономическим изменениям замена денег не приведет.

«Дело не в доверии валюте и не в ее стабилизации. Просто раньше для покупки многих вещей надо было отдать слишком много купюр», – объясняет он.

По мнению Восканяна, единственное, что было совсем необязательным – вводить новую 500-рублевку. «Это слишком большая банкнота, – считает банкир. – Примерно как если бы в Германии появилась купюра в 2 тысячи евро».

При этом даже купюрами в 200 евро в Европе пользуются очень мало. 

Текст: Владимир СТАТКЕВИЧ

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus