«Вполне разумная инициатива». Александр Кнырович – о том, почему он за «новый побор» с предприятий

«Вполне разумная инициатива». Александр Кнырович – о том, почему он за «новый побор» с предприятий

Я – за «новый побор» с предприятий. За введение гарантийного фонда на случай невыплаты заработной платы при банкротстве. За эту дополнительную нагрузку на себестоимость продукции. И вот по каким причинам.

Волна, которая должна была нахлынуть

В различные судебные инстанции Республики Беларусь поступает ежемесячно около 1 000 дел о банкротстве. Это волна, которая должна была случиться в условиях сурового экономического кризиса.

Само по себе банкротство – нормальное явление, необходимая часть предпринимательского ландшафта. В международной статистике приводятся данные, что лишь 30% открывающихся предприятий переживают 5-летний рубеж. И отнюдь не всегда закрытие происходит по желанию учредителя, без последствий для сторон, вовлеченных в деятельность компании.

От банкротств страдают все, в первую очередь сам учредитель. Он теряет деньги, имя, статус. Часто это похоже на смерть близкого родственника, если, конечно, предприниматель всерьез относился к своему делу.

Остальные пострадавшие – поставщики, бюджет, банки, сотрудники предприятия – тоже страдают финансово.

Для юрлиц это – обычный бизнес-риск

Почему же нужно защищать именно сотрудников?

Для банков и поставщиков, либо покупателей, авансирующих работу компании, потери в результате банкротства контрагента – обыкновенный коммерческий риск. От которого они должны защищаться доступными им способами: изучением отчетности компании, прогнозированием вероятности последствий из-за изменения внешних условий на рынке, страхованием рисков…

И если менеджмент таких партнеров потенциального банкрота все-таки принял решение работать, кредитовать, авансировать – значит, он как юридическое лицо должен и разделить ответственность за потери. Ничего личного, просто бизнес.

Для бюджета недобор налогов и других платежей в случае ликвидации компании – абсолютно нормальное явление. Вопрос лишь в том, допущено такое нарушение в результате сознательных действий или же имела место нормальная работа предприятия, приведшая к таким последствиям, но без какой-либо незаконной составляющей.

Но и в случае коммерческих предприятий, кредитующих банкрота, и в случае с недобором налоговых поступлений финансовые потери – небольшая пробоина в судне, если мы, конечно, не имеем дело с градообразующим предприятием или предприятием-монополистом.

Рядовой сотрудник – полгода без денег

Для сотрудника же, верой и правдой служившего компании долгие годы, ее банкротство – огромный стресс. И если человек, потерявший работу, имеет задолженности со стороны предприятия по выплате зарплаты, то у него нет, и не было (в подавляющем большинстве случаев), иного источника дохода!

Стандартная практика – наличие 3-4-месячной задолженности по выплате зарплаты перед сотрудниками закрывающегося предприятия. И если рассчитывать, что новую работу он найдет еще через 3 месяца, мы фактически оставляем гражданина на полгода без средств существования. Не думаю, что это похоже на социально-ориентированное государство.

Да, он, вероятно, подаст в суд, получит на руки решение и предъявит его предприятию-банкроту. И примерно через год, в лучшем случае, сумма задолженности ему будет включена в новое дело, уже о субсидиарной ответственности. И возможно, еще через какой-то срок он даже сможет постепенно взыскать с виновных долг. Но это история на долгие-долгие годы.

Вариантов два: государство либо фонд

На фоне таких перспектив, я полагаю, мы должны все-таки всерьез защищать интересы рядовых сотрудников.

И тут вариантов только два.

Либо государство берет на себя обязательства в таких случаях полностью или частично покрывать задолженность перед сотрудниками за счет бюджета, и потом предъявляет эту сумму учредителям и директорам предприятия.

Либо мы, работодатели, формируем вот такой общий страховой фонд, из которого покрываются задолженности перед сотрудниками «умерших» компаний.

Я считаю такой подход к делу вполне здоровой и разумной инициативой.

Конкретный размер отчислений, очевидно, должен рассчитываться по той же схеме, что и любые страховые взносы. Тут аналитический аппарат давно выработан, и не думаю, что такие взносы превысят доли процентов от сумм, направляемых на оплату труда.

Неприятны, конечно, дополнительные затраты, но – это ведь все-таки наши с вами граждане.

Александр Кнырович – белорусский предприниматель,
соучредитель группы компаний «Сармат-СТИ», бизнес-ангел.

 

 

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus