Средний белорус держит в банке в 2,5 раза больше денег, чем украинец, и в 2 раза меньше, чем россиянин

Средний белорус держит в банке в 2,5 раза больше денег, чем украинец, и в 2 раза меньше, чем россиянин

По данным Нацбанка, на конец февраля в банковской системе Беларуси объем средств населения на всех видах депозитов составил Br207 трлн. В эту сумму входят деньги на пластиковых карточках, срочные вклады и другие вклады в национальной и иностранной валюте.

За 10 лет депозитов в нашей стране по объему стало больше в 35,4 раза: на конец февраля 2006-го их было всего Br5,86 трлн.

Конечно, сегодняшний Br-рубль и тогдашний – как говорят, две большие разницы. Они отличаются по покупательной способности на величину инфляции. Но даже с учетом роста потребительских цен, который за 10 лет, как утверждает Белстат, составил 6,5 раза, депозитов физлиц стало больше в 5 раз.

Средства граждан на депозитах составляют сейчас около 1/3 банковских пассивов. Это самая большая их часть: доля средств субъектов хозяйствования – 18,8%, госуправления – 7,6%, Нацбанка – 2,5%, деньги, полученные извне от нерезидентов – 20,0%, доля собственных средств банков – 11,9%.

Объем депозитов физлиц составляет 26% годового ВВП. Для сравнения, 10 лет тому показатель был менее 10%. Правда, 4 года назад цифра оказалась еще внушительней – 30%: произошло это за счет курсовой переоценки инвалютной части вкладов.

Депозиты в инвалюте сейчас – главная составляющая всех вкладов физлиц. И доля их растет: к концу февраля 2016-го она достигла 82,3%. Это исторический рекорд: инвалютный максимум 90-х оказался превышен в прошлом году. 10 лет назад все было наоборот: 67,1% депозитов составлял «зайчик».

Главная причина такого изменения – периодические девальвации Br-рубля. Они не только способствуют физическому сокращению массы национальных денег, отказу использовать рубль и рублевые депозиты как инструмент сбережений, но и уменьшают долларовый эквивалент Br-рублевой массы, тогда как в иностранной части он остается неизменным.

Если брать последние 10 лет, сейчас идет третья по счету волна сокращения $-эквивалента Br-рублевых депозитов граждан. Первая была в начале 2009-го – разовая девальвация в начале января. Вторая - с марта по октябрь 2011-го, знаменитый кризис, сопровождавшийся крупным обесцениванием «зайчика». Каждый раз девальвационное падение усиливалось физическим выносом Br-рублей с депозитов для конвертации в твердую валюту или в пока не успевший подорожать импортный товар.

В результате $-эквивалент всех Br-рублевых депозитов физлиц снизился к концу февраля 2016-го до $1,704 млрд. Это уже даже меньше, чем было 10 лет назад (на конец февраля 2006-го – $1,828 млрд).

Исторический же максимум, зафиксированный в конце сентября 2014-го - $4,250 млрд. Более ранний – предкризисной осени 2008-го, в $4,212 млрд – стал венцом тогдашнего 9-летнего безоблачного периода накоплений 2000-08 годов.

«Дно» 2011-го (а это $1,307 млрд в эквиваленте) еще не достигнуто. Мартовское укрепление Br-рубля даже увеличит $-эквивалент остатков Br-рублевых депозитов. Но уже сейчас национальная часть депонированных в банках денег населения потеряла свое былое значение как источник пассивов для банковской системы.

Теперь на первом месте по значимости – депозиты физлиц в иностранной валюте. Долларовый эквивалент средств населения на них (на срочных и переводных депозитах) на конец февраля 2016-го – $7,941 млрд. Впечатляет не только сумма, но и динамика: за 10 лет их стало больше в 8,85 раз (в конце февраля 2006-го – всего лишь $897 млн).

Прирост объема валютных депозитов, в отличие от Br-рублевых, шел все это время почти непрерывно. Падение было только в кризисном 2011-ом, когда люди выводили свои валютные сбережения со счетов из опасения за состояние самой банковской системы, и вот сейчас, из тех же опасений.

Рекордный объем средств населения на валютных депозитах – $8,352 млрд – пришелся на конец октября 2015-го. Сейчас, 4 месяца позднее, сумма уменьшилась на $411 млн. Тем не менее, доля их в общем объеме депозитов достигла исторического максимума – благодаря сильному выносу срочных Br-рублевых вкладов и девальвации.

Общая сумма средств населения на банковских депозитах в $-эквиваленте составила на конец февраля 2016-го $9,644 млрд. Она уменьшилась на 20,8% с исторического максимума, зарегистрированного в конце ноября 2014-го. Тогда эта цифра равнялась $12,173 млрд.

Тем не менее, теперешняя сумма депозитов намного больше, чем была в пиковый момент перед кризисом 2011-го года, когда среднюю зарплату по Беларуси довели до $500. Тогдашний максимум в конце февраля 2011-го был $8,299 млрд. Еще более ранний максимум 2008-го – всего лишь $6,305 млрд.

На каждого жителя Беларуси сегодня приходится $1015 депозитов в эквиваленте. Для сравнения, тот же показатель в Армении сейчас – $690, в Казахстане – $1100, в Киргизии – $104, в России – $2078, в Украине – $400. Это данные на конец января 2016-го.  Как видим, белорусы здесь – вдвое «беднее» россиян, ненамного - казахов. Но «богаче» армян, украинцев и, тем более, киргизов.

Максимальным этот показатель в Беларуси был в конце ноября 2014-го – $1284. Максимумы по указанным странам:  Армения – $697, Казахстан – $1475, Киргизия – $107, Россия – $3606, Украина – $1196.

Обвал «депозитного богатства» в Казахстане и России произошел из-за сильной девальвации национальных валют. В России это началось с середины 2014-го, как только пошла вниз цена на нефть, а вместе с этим – и падение Rr-рубля, усиленное западными санкциями. В Казахстане – из-за разовой девальвацией тенге в начале 2014-го, а позже – множественных разовых девальваций 2015-го.

В Украине на сильнейшее обесценивание гривны наложился невиданный ранее в этой стране физический вынос населением денег с депозитов, особенно валютных. Причиной стал страх их потери из-за всем известных событий – экономического и политического кризиса, отягощенного военным конфликтом на востоке. Поэтому сейчас основные сбережения украинцев находятся «под подушкой». А ведь в 2008-ом украинский показатель был вторым после российского.

В Армении ослабление местного драма оказалось самым незначительным на просторе СНГ, поэтому $-эквивалент депозитов снизился совсем чуть-чуть: потери у населения небольшие, выноса денег из банков нет и динамика подушевого показателя – положительная. То же верно и для Киргизии.

Депозитов в национальной валюте на душу населения в Беларуси – $179 в эквиваленте. Здесь мы уже на одной ступени и с украинцами ($181/чел.), и с армянами ($192/чел.), и с казахами ($219/чел.). Даже немного ниже их. Меньше только у киргизов ($34/чел.) Наибольший же показатель – в России – $1446/чел.

В «иностранной» части ситуация иная: на валютных депозитах физлиц в Беларуси – $836/чел. Это больше, чем даже в России (там – $631/чел). И меньше только, чем в Казахстане ($881/чел).

В Украине когда-то показатель был на уровне Беларуси, а в 2011-ом даже больше. Но вынос украинцами валюты из банков сильно уменьшил его, тогда как белорусы только наращивали объем своих валютных вкладов. На конец января остатков средств домашних хозяйств на депозитах в иностранной валюте в Украине – $219/чел. Это в 3,8 раза меньше, чем в Беларуси. Т. е. основная сумма валюты в Украине – вне банков, на руках.

В Киргизии валютных депозитов в 12 раз меньше, чем в Беларуси – $69/чел: там и банковский сектор намного хуже развит, и народ беднее.

Отношение народа к своей национальной валюте, уверенность в курсовой стабильности и устойчивости финансового сектора страны видно по доле этой самой валюты в объеме срочных вкладов. Срочные депозиты – инструмент накоплений и долговременных сбережений, в отличие от переводных, где деньги лежат в ожидании их использования как платежного средства.

Поэтому высокая доля срочных вкладов в национальной валюте – показатель высокого доверия и уверенности в финансовую стабильность. И наоборот: чем больше доля инвалютных депозитов в общей сумме срочных вкладов, тем выше недоверие к своей валюте, ожидание ее падения.

Так вот, самая большая долларизация срочных депозитов физлиц среди представленных стран – именно в Беларуси: 87,0% банковских накоплений – именно в иностранной валюте (преимущественно в долларе). Эта цифра – на конец февраля 2016-го, и она является исторически максимальной в Беларуси: никогда еще долларизация срочных вкладов не была такой большой.

Почему белорусы не доверяют «зайчику»? Видимо, это результат частых девальваций и памяти о девальвациях 90-х: наш рубль - самая обесценившаяся валюта среди валют всех стран бвышего СССР.

На историческом минимуме доверия сейчас находится и казахский тенге: долларизация срочных депозитов населения там сейчас 83,8%. Это тоже итог тамошних девальваций, происходивших в последние 2 года.

Однако и меньшая долларизация срочных вкладов в Украине – результат, скорее, выноса валюты из банков, что и уменьшило ее долю до 60,8%. Правда, она была меньше белорусской и до последних событий. Она пошла вверх только с падением курса гривны.

Наибольшее же доверие к своей валюте – у россиян, несмотря на то, что Rr-рубль за 1,5 года ослаб более чем в 2 раза. Долларизация тамошних срочных вкладов населения – лишь 32,8%, хотя и растет (благодаря росту Rr-эквивалента остатков на инвалютных депозитах).

С другой стороны, высокая долларизация показывает рациональность действий вкладчиков, их финансовую грамотность и достаточно развитое чувство приемлемого недоверия и критичности к действиям властей.

Хотя увлеченность валютой, вот такая, как в Беларуси, может негативно сказаться на сохранности самих сбережений.

Дело в том, что огромный объем средств физлиц в долларах и евро, по сути, налагает огромные инвалютные обязательства на банковскую систему. Поэтому важно знать, достаточно ли в банках иностранных денег для их оперативного исполнения. То есть уровень валютной ликвидности.

На конец февраля валовый объем иностранных активов (требований к нерезидентам) в банковской системе Беларуси – $5,382 млрд. Сюда входит золото, иностранная валюта в виде банкнот, депозиты за рубежом, кредиты нерезидентам и прочие активы, способные конвертироваться в иностранную валюту без ущерба для финансово-экономической системы страны и курса национальной валюты.

А валовых иностранных активов сейчас меньше, чем инвалютных обязательств перед населением, на 32,2%. Первый «минус» появился в октябре 2014-го, и с тех пор уровень дефицита ликвидности только нарастает.

Для сравнения, в Украине, наоборот, таких активов больше, чем валютных обязательств перед домашними хозяйствами, на 151% (в 2,5 раза). Год назад, на валютно-финансовом «дне», превышение составляло только на несколько десятков процентов (минимум – на 11%). То есть даже в худшее время там не было минусового значения, как сейчас в Беларуси.

В Армении валовых иностранных активов (требований к нерезидентам) банковской системы сейчас больше, чем валютных депозитов физлиц, на 40%.

Самое лучшее положение – в нефтегазовых Казахстане и России: там валютных активов больше, чем валютных обязательств перед населением, в 6 раз, хотя и произошло существенное падение. В России такое превышение – за счет относительно небольших сумм валютных депозитов физлиц и все еще значительных объемов валовых иностранных активов, в Казахстане – за счет существенных валютных активов страны (под $100 млрд), большая часть которых сосредоточена в Национальном Фонде.

В общем, вынос белорусами иностранных денег с депозитов, который наметился в последние месяцы, очень негативно повлияет на валютно-финансовую систему из-за явной недостаточности валютных активов. В Украине за последние 2 года население сняло с валютных вкладов почти $15 млрд: они сократились с более чем $23 млрд до $8,7 млрд. У нас же съем всего лишь $1 млрд из почти $8 млрд может перерасти в серьезную проблему.

Максим СЕРЕДА

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus