Деньги у белорусской экономики кончились. В жертву принесены реальные доходы населения

Деньги у белорусской экономики кончились. В жертву принесены реальные доходы населения

Текущее состояние родной экономики укладывается в простую формулировку – “деньги кончились”. Долгие годы “шикования” за чужой счет отучили нас от работы на эффективность. Приземление, после витания в облаках, получается жестким, но главное – процесс пошел.

 

Госрасходы

В середине февраля 2015 г. наш премьер-министр сообщил, что общий объем кредитования с господдержкой программ и мероприятий в Беларуси в текущем году снижен с 70 трл. руб. до 44,2 трлн. Если вспомнить о падении национальной валюты, получим вместо 6 с небольшим млрд.$ около 3 млрд.$, то есть сокращение более чем в 2(!) раза. Это – великолепно. Это дает надежду, что и объем потерь наших с вами “народных” денег также существенно сократится. Но, после некоторой радости по этому поводу, наступает понимание что это – часть именно той самой “шоковой терапии” от которой мы усердно открещивались чуть более 20 лет. Результат этих действий уже налицо. В некоторых отраслях белорусской экономики инвестиционный спрос формировался исключительно за счет средств государства. Падение по отдельным сегментам составляет 50-70%. Другого пути, вероятно, и нет. Ужимание госрасходов до уровня, который мы можем себе позволить – очень здоровый процесс, но, одновременно, необходимо всерьез думать о социальной поддержке высвобождающихся людей, о реорганизации, продаже или закрытии предприятий, ранее благополучно работавших на этих рынках. Необходимо “управляемое падение”.

 

ЕАЭС и Таможенный союз

Бурная радость по поводу очередного интеграционного проекта сменилась подковерной борьбой за квоты поставок и разочарованием от некоторых результатов объединения. По-другому и быть не могло. Процесс объединения европейских стран в единый организм длился долгие десятилетия. Они были потрачены на аккуратное приближение к сформулированным общим правилам национальных экономик, в целом (несмотря на страновые особенности) живущих в единой философии государственного устройства. Мы же попытались пройти путь из “феодализма в социализм” за 3 года скрестив очень разные субстанции. Неудивительно, что промышленность Беларуси, как самой слабой и нереформированной из “сестер” оказалась в роли проигравшей. Но! Пути назад нет. Закрытие экономических границ обойдется еще дороже. Нужно выстраивать стратегию исходя из уже сложившихся условий. В конечном счете, белорусские потребители от такого объединения должны только выиграть.

 

Возврат займов

Самая острая из краткосрочных проблем нашей экономики. Повторюсь. При наличии около 5 млрд.$ золотовалютных резервов Нацбанка (что на несколько миллиардов ниже допустимого предела), к возврату иностранным кредиторам в 2015 году было запланировано чуть более 4 млрд.$. Как и прогнозировалось, “матушка-кормилица” Россия помогла – перенесла 1,3 млрд.$ на более поздние сроки, перечислила 110 млн.$ кредита и выразила всяческую готовность и дальше подставлять плечо. Беда в том, что должны мы не только ей, а потенциальных кредиторов, не связывающих срочное предоставление денег со структурными реформами, на горизонте не предвидится. Полагаю, что с Божьей (российской) помощью и своими силами, за счет валютной выручки экспортеров и путем падения ЗВР еще на 1 млрд.$ в 2015 году, мы с этой проблемой справимся. Однако целью должны быть резервы в размере около 8-9 млрд.$, как и планировалось ранее. За счет чего быстро решить эту задачу без массовой продажи предприятий? Ответ находится за гранью реалистического понимания мира.

 

Инфляция и курс $

На мой взгляд, те, кто сегодня занимаются экономической политикой, правильно восприняли уроки прошлого. И если раньше мы умели только заливать проблемы пустыми деньгами, то на данный момент все развивается скорее по условному “латвийскому” сценарию.

- В Латвии, в период кризиса 2008 – 2009 года курс национальной валюты практически не изменился, но доход среднестатистического латыша резко сократился. В стране понимали, что макроэкономическая стабильность на тот момент была важнее эмиссионного разгона экономики.

- Мы сегодня используем тот же рецепт. Действия экономических властей направлены на приведение и курса, и бюджета, и инфляции в нормальное состояние. Курс должен быть стабильным, инфляция – однозначной, бюджет – сбалансированным. Для достижения поставленных целей приходится сдерживать денежную массу и жертвовать реальными доходами населения. Народ, по традиции, конечно, возненавидит этих героев, но если сегодняшней команде финансового блока удастся реализовать задуманное, привести показатели финансового здоровья к удовлетворительным значениям, им нужно будет поставить памятник около Нацбанка. Вопросов два: есть ли сегодня политическая воля не поддаться на стоны умирающего госсектора о новых “бесплатных” деньгах? И что делать, когда население, привыкшее к депозитам под 30-50%, увидев ставки ниже 10%, массово решит переложить свои сбережения в устойчивые валюты?

 

Занятость населения и социальная поддержка

Выбранный план действий должен привести к массовой безработице: скрытой, в виде сокращенных рабочих недель и отпусков за свой счет, или открытой, зафиксированной официальной статистикой. Хрен редьки не слаще. Наше общество к безработице не готово, мы никогда её вблизи не наблюдали. Трудно предсказать какое количество граждан затронет это явление. В случае проведения комплексных реформ, можно было бы говорить о краткосрочной безработице в десятки процентов. Попытка же удержать сотрудников на предприятиях, по моему мнению, приведет к 10% безработице или к 500 т. гражданам нуждающихся в поддержке. Два плохих варианта на выбор.

В экономической теории уровень безработицы в 6-7% считается здоровым явлением для нормального процесса движения рабочей силы. Наши цифры, менее 1%, очевидно говорят либо о “кривизне” статистики, либо о существенном дефиците кадров. Такая цифра, существуй она в реальности, должна была бы привести к повсеместному резкому росту заработных плат в стране, но и государственная и негосударственная статистика говорит скорее о резком падении оплаты труда в долларовом эквиваленте. В этих условиях необходимо всерьез задуматься о мерах по поддержке граждан, теряющих источник дохода.

Сегодня пособие, которое полагается официально учтенному безработному, составляет от 12 до 22$. Это 4-6 чашек кофе эспрессо в холле минской гостиницы “Европа”. С одной стороны - смешно, с другой – страшно. Право на это пособие вы имеете только в течение 6 месяцев.

- В Швейцарии, потеряв работу, сотрудник в течение 18 месяцев получает 75% от своей зарплаты и живет вполне сносно. На мой взгляд, в Беларуси нужно срочно поднимать размер пособия хотя бы до уровня прожиточного минимума, до 1,5 млн рублей. Уровень компенсации должен быть таким, чтобы человек мог обеспечить себе хотя бы социальный минимум. Срок этих выплат целесообразно увеличить до 18 месяцев. Иначе мы скоро обнаружим, что у нас армия очень недовольных голодных безработных граждан. Если они выйдут на площадь Независимости, будет ли нам легче от того, что эти граждане не оформлены официально безработными?

 

Резюме

Меры, принимаемые финансовым блоком правительства (последние полгода), вызывают исключительное уважение. Эти действия, в краткосрочном периоде, приводят финансы страны в форму после долгих лет неразумных трат. Однако если ставить целью стабильность развития экономики в стратегической перспективе, принимаемые меры являются хоть и абсолютно необходимыми, но крайне недостаточными. Без активных действий по реформированию самой экономической модели государства, приведение в норму системы денежно-финансовых отношений может оказаться бессмысленным. Об этом – в следующей части.


Предыдущие статьи рубрики «Экономика наизнанку»:

Источник: Myfin.by

Сайт
Система Orphus