Белорусские банки вернулись к заимствованию за рубежом

Белорусские банки вернулись к заимствованию за рубежом

В апреле Беларусь уплатила газовый долг России в размере $726 млн, не получив обещанного Россией же кредита в $1 млрд. Поступил лишь третий транш в $300 млн по линии кредитования Евразийского фонда стабилизации и развития. Оставшаяся сумма долга, значит, погашена валютой из внутренних источников, в том числе взята из золотовалютных резервов. Тем не менее, ЗВР белорусского Нацбанка за апрель выросли, несмотря на ожидания их заметного падения. Вырос и объем внешних валютных активов, требований к нерезидентам банковской системы Беларуси. Где же взят этот дополнительный объем валюты?

Ответ лежит в обзоре банковской системе Беларуси, где замечен резкий прирост за апрель внешних, перед нерезидентами, обязательств, и главным образом – в системе банков второго уровня. При том, что последние 2 года банки, наоборот, возвращали ранее заимствованные из-за рубежа средства, сильно сократив тем самым свои внешние обязательства (в начале апреля зафиксирован 4,5-летний их минимум). И вот за апрель обязательства банков Беларуси перед нерезидентами выросли более чем на $300 млн – это самый большой их месячный прирост с 2013-го (в 2012-13 годах белорусские банки осуществляли наибольшие внешние заимствования).

При этом соответственного прироста валютных активов в системе банков второго уровня не произошло, как не случилось и сильного роста за апрель внешних обязательств Нацбанка. Очевидно, заимствованная банками за рубежом валюта поступила в ЗВР и в конечном итоге ушла на оплату газового долга перед Россией. Это увеличило внутренние государственные обязательства в иностранной валюте. Внешние же обязательства (перед нерезидентами) выросли, в таком случае, только у банков второго уровня, тем самым увеличив объем валового внешнего долга страны.

Объем требований к нерезидентам банковской системы Беларуси вырос за апрель менее значительно, чем выросла сумма внешних, перед нерезидентами, обязательств (+$211 млн против +$382 млн). Это привело к увеличению минусового значения чистых иностранных активов на $171 млн. Одновременно вырос объем и внутренних обязательств банковской системы в иностранной валюте перед резидентами, причем очень существенно, на $383 млн, главным образом – остатки на депозитах в иностранной валюте юрлиц (на $372 млн).

Суммарно совокупные (внешние плюс внутренние) валютные обязательства банковской системы за апрель увеличились на $765 млн, при том, что валютных активов, требований к нерезидентам стало больше только на $211 млн. Это привело к ухудшению валютной ликвидности банковской системы (отношения объема ликвидных валютных активов – требований к нерезидентам – к совокупным, внешним и внутренним, валютным обязательствам), возможности оперативно отвечать по таким обязательствам. Совокупных валютных обязательств сейчас больше, чем внешних активов (требований к нерезидентам) в 3 раза.

Требования перед нерезидентами: валютные активы в апреле выросли на $211 млн

Объем требований к нерезидентам (золото, иностранная валюта, депозиты за рубежом, кредиты нерезидентам, СДР МВФ, ценные бумаги иностранных эмитентов, и прочие обязательства нерезидентов банковской системе Беларуси – ликвидных иностранных активов, которые могут быть быстро использованы для обслуживания инвалютных обязательств банковской системы) на конец апреля 2017-го составил $6,381 млрд.

Максимум внешних валютных активов банковской системы Беларуси был в 2012-м году – после продажи оставшейся половины «Белтрансгаза» «Газпрому», возвращения валюты в банки после их вывода в кризис 2011-го, значительного объема депонирования населением собственных валютных средств на депозиты в иностранной валюте и большого заимствования банками из-за рубежа. Вся эта валюта «проедалась» более трех лет, а в начале 2016-го, в самый кризис, упала до многолетнего минимума.

За апрель объем внешних валютных активов вырос на $211 млн, после сильного падения в марте.

При этом требования Нацбанка к нерезидентам увеличились на $142 млн, в системе банков второго уровня – на $69 млн (первый прирост после трех месяцев падения).

Обязательства перед нерезидентами в апреле выросли на $382 млн

Внешних, перед нерезидентами, обязательств белорусской банковской системы, на конец апреля 2017-го –$7,043 млрд. В эту сумму входят депозиты нерезидентов в банках Беларуси, кредиты от нерезидентов, ценные бумаги белорусских банков «на руках» у нерезидентов и т. п.

Последние 2 года внешние обязательства банковской системы Беларуси сокращались: набранные банками в 2012-13 годах кредиты за рубежом (тогда было очень выгодно Br-рублевое кредитование: ставки супервысокие, а курс стабилен, что давало сверхприбыль в долларовом эквиваленте, нужны были только дешевые ресурсы для кредитования – валютные заимствования из-за рубежа) постепенно возвращались.

Хотя для сегодняшней ситуации это не положительная динамика: стране, наоборот, нужен приток заграничной валюты, как минимум, для обслуживания прежних валютных заимствований. А в апреле прибавились еще и обязательства выплаты газового долга.

И вот валюта поступила в страну через банковский сектор: в апреле обязательства перед нерезидентами выросли на $382 млн.

При этом главный прирост зафиксирован в системе банков второго уровня: внешняя задолженность коммерческих банков выросла на $339 млн. В то время как внешние обязательства Нацбанка выросли на порядок меньше – на $43 млн.

Апрельский прирост обязательств перед нерезидентами банков Беларуси второго уровня – самый значительный с 2013-го, когда был период, как выше сказано, наибольших внешних заимствований отечественной банковской системой. Эта валюта впоследствии «перекочевала» в ЗВР и тем самым способствовала их росту наряду с получением третьего транша от ЕФСР.

Чистые иностранные активы: «минус» вырос за апрель на 35%

Разница между суммой требований банковской системы к нерезидентам и обязательств перед ними составляет объем чистых иностранных активов (ЧИА) банковской системы. С октября 2013-го они в Беларуси отрицательные: внешних обязательств больше, чем внешних требований. Но последние 2 года они росли (уменьшалось их минусовое значение) благодаря погашению внешних обязательств банками второго уровня, и в конце марта стали наибольшими (наименьшее минусовое значение) с 2013-го.

И вот в апреле после существенного внешнего заимствования коммерческими банками без соответствующего одновременного прироста активов (требований к нерезидентам) они снова сократились: ЧИА банковской системы за апрель увеличили свой «минус» на $171 млн, составив на конец апреля $-662 млн. Месяц назад было $-490 млн, а 2 месяца назад $-361 млн. Таким образом, ухудшение за месяц составило 35%, а за два месяца – 83,5%.

Падение произошло исключительно в системе банков второго уровня – на $270 млн (выросло их минусовое значение): обязательства перед нерезидентами, как выше сказано, выросли на $339 млн, а требования к ним – только на $69 млн. 

В это же время ЧИА Нацбанка, наоборот, выросли на $99 млн: требований к нерезидентам стало больше на $142 млн, а обязательства перед ними увеличились только на $43 млн.

ЧИА Нацбанка Беларуси всегда положительные: основная его инвалютная задолженность не внешняя, а внутренняя (например, перед банками, или депозиты государственных органов). А вот ЧИА коммерческих банков отрицательные – они имеют значительные внешние обязательства, активно привлекая из-за рубежа заемные средства, вкладывая их затем во внутреннюю экономику (или валютным кредитованием или Br-рублевым, сдавая или продавая валюту в Нацбанк). Поэтому внешних валютных активов в системе второго уровня мало (минимум ликвидности для оперативной деятельности) относительно объема внутренних валютных активов – валютных кредитов резидентам.

Внутренние обязательства в иностранной валюте за апрель выросли на $383 млн

Кроме внешней задолженности, которая вся инвалютная, у банковской системы есть внутренние обязательства в иностранной валюте. Это, в первую очередь, депозиты в иностранной валюте, а еще выпущенные банками инвалютные ценные бумаги (вне банковского оборота) и депозиты в драгоценных металлах, что составляет, в целом, иностранную часть денежной массы.

Внутренних обязательств банковской системы Беларуси в иностранной валюте больше, чем внешних: на конец апреля $-эквивалент иностранной денежной массы – $12,250 млрд  (в основном это инвалютные депозиты населения и юрлиц).

В последнее время внутренние инвалютные обязательства банковской системы Беларуси снижались, особенно остатки депозитов населения (на переводных и срочных вкладах): их становилось меньше с каждым месяцем. А в апреле 2017-го они снизились еще на $25 млн.

Однако остальных составляющих иностранной денежной массы стало за апрель значительно больше – на $409 млн (так, на $316 млн больше валюты стало на расчетных счетах юрлиц).

Поэтому в отчетном месяце внутренняя задолженность банковской системы выросла на $383 млн.

Совокупные обязательства банковской системы в инвалюте выросли за апрель на $765 млн

Если сложить внешнюю задолженность банковской системы (обязательства перед нерезидентами) и внутренние инвалютные обязательства (перед физ- и юрлицами-резидентами), то сумма совокупных обязательств в иностранной валюте в конце апреля 2017-го составит $19,293 млрд.

За апрель она выросла очень сильно – на $765 млн: внешние, перед нерезидентами, увеличились на $382 млн, внутренние – на $383 млн. Это один из наибольших месячных приростов за последние годы.

Инвалютная ликвидность банковской системы Беларуси снизилась

Итак, ликвидных иностранных активов (требований к нерезидентам) на конец апреля 2017-го – $6,381 млрд, а суммарных инвалютных обязательств – на $19,293 млрд. Разрыв между ними составляет $12,912 млрд в пользу последних: на эту сумму обязательств в иностранной валюте больше, чем требований к нерезидентам.

Основную часть валютных активов составляют внутренние обязательства в иностранной валюте – национальной экономики и, незначительно, населения – перед банками.

Ликвидность банковской системы в иностранной валюте как процентное соотношение требований к нерезидентам и совокупных, внешних и внутренних, валютных обязательств составила в конце апреля 2017-го минус 66,9%: активов меньше обязательств в 3 раза.

Валютная ликвидность показывает возможность банковской системы оперативно и в срок отвечать по обязательствам в иностранной валюте. Ведь валютные кредиты субъектам экономики в иностранной валюте, а это наибольший валютный актив белоруских банков, возвращаются кредитополучателями постепенно и медленно.

Сейчас ситуация, правда, лучше, чем год назад, но хуже, чем в самый разгар сильнейшего валютно-финансового кризиса 2011-го. Наилучшие моменты – начало 2008-го и середина 2012-го.

Таким образом, уплата газового долга при сохраненных ЗВР вылилась в увеличение внутреннего и внешнего государственного долга, а также валового долга страны. 

Текст: Максим СЕРЕДА, фото: Владимир СТАТКЕВИЧ

Источник: Myfin.by

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий
СИПАТОГО ЗНАЮТ ВСЕ ЗНАЮТ ЭТОГО ПОПРАШАЙКУ ВЕЗДЕ