Коллапс экономики отменяется? Что будет с валютными вкладами и санкциями этим летом

Коллапс экономики отменяется? Что будет с валютными вкладами и санкциями этим летом
Фото носит иллюстративный характер, источник: pixabay.com
Фото носит иллюстративный характер, источник: pixabay.com

Пока в России ряд банков вводит отрицательные ставки по валютным счетам, белорусские банки радуют вкладчиков высокими процентами доходов. Как долго продлится такая ситуация, возможен ли у нас уход ставок в минус, как влияют санкции на экономику и стоит ли ждать экономического апокалипсиса в ближайшее время, специально для Myfin.by рассказала академический директор BEROC Катерина Борнукова.

В России некоторые банки начали вводить комиссии по валютным счетам физлиц – так называемые отрицательные ставки. Грозят ли белорусам отрицательные ставки по валютным счетам?

Я точно не помню уровень долларизации вкладов в России, но в Беларуси он значительно выше (около 70% депозитов в Беларуси открыты в иностранной валюте – прим. Myfin.by). Поэтому такое решение затронет, во-первых, большинство вкладчиков, а во-вторых, будет носить крайне непопулярный характер. В Беларуси сложилась обратная ситуация, когда банки для уменьшения оттока валютных вкладов резко повысили по ним ставки. Тут стоит отметить, что повышение было очень неровным: банки, которые остро нуждались в валюте, резко поднимали ставки, а другие банки, наоборот, из-за избытка валюты даже снижали ставки или вводили дополнительные комиссии.

Что-то подобное может случиться и в будущем: отдельные банки могут снижать ставки вплоть до условно отрицательных.

Но в целом я не верю, что у нас будет ситуация, когда значительная часть банков введет отрицательные процентные ставки по валютным счетам или вкладам.

В Беларуси нет такого резкого спада импорта при росте или малом сокращении экспорта, когда на рынке становится избыток долларовой наличности. В самом крайнем случае такую ситуацию можно представить с учетом социальной направленности подобных решений в Беларуси: т.е. могут ввести ограничения для счетов юрлиц и на более крупные депозиты, чтобы не затронуть обычных граждан.

Во многих странах мира сейчас идет период повышения ставок Центробанками. Таким образом они борются с инфляцией. Может ли Беларусь также перейти сейчас в период повышения ставки рефинансирования для борьбы с инфляцией?

На самом деле Беларусь уже пропустила самый большой всплеск инфляции. Если мы посмотрим на инфляцию за май (0,7% по данным Белстата – прим. Myfin.by), она оказалась не такая большая, как в марте–апреле. Поэтому у Нацбанка сейчас может возникнуть соблазн ставку не повышать или повысить ее на минимальное значение. Плюс исторически сложилось, что Нацбанк действует в русле решений российского Центробанка. А последний активно снижает ставку, так как считает, что пик инфляции в России пройден.

Поэтому я бы не ставила на повышение ставки, а даже если оно и будет, то в минимальных пределах.

Да, сейчас ставка рефинансирования ниже инфляции (12% с.р. против 17% годовой инфляции – прим. Myfin.by), но так и во всех других странах мира. Ставку не делают вровень с инфляцией, она обычно ниже.

Почему белорусы в мае резко снизили чистую продажу валюты? Как показывают данные Нацбанка, чистая продажа валюты населением упала с нескольких сотен миллионов долларов до $16 млн.

Возможно, у людей возникло ощущение, что период укрепления белорусского рубля заканчивается и дальнейшего его роста уже не будет. Также мог повлиять новостной фон о санкциях, которые в полную силу начинают работать со второй половины года, т.е. с июня, что окажет давление на курс белорусского рубля. Серьезную долю в такие настроения могли внести внешние факторы, например, спад объема переводов валюты из-за рубежа от белорусов, которые работают в ЕС и России.

Белорусские банки начали массово восстанавливать кредитование, а правительство утвердило решение о предоставлении отсрочек по действующим кредитам для физлиц: на год по кредитам на жилье и на полгода по потребительским кредитам. Что можно сказать об этом?

Это связано в первую очередь с желанием государства поддержать население перед грядущим экономическим штормом, признаки которого уже видны: экспорт падает, ВВП сокращается. Но лишних денег в бюджете нет, поэтому проблему решили за счет банков. В стране действительно есть много домохозяйств с кредитами, выплаты по которым стали большой нагрузкой для семейного бюджета.

Пока неясно, кто именно сможет рассчитывать на отсрочку по кредитам: только уязвимые слои населения или все, кто захочет воспользоваться моментом.

Что касается восстановления кредитования физлиц – это признак стабилизации на банковском рынке. Шок конца февраля – начала марта позади, часть санкций уже реализовалась, банки стали понимать, как работать в этих условиях. Отток депозитов тоже остановлен, рублевая ликвидность в банках имеется, поэтому можно возвращаться к обычной работе – кредитовать население и бизнес.

Адаптировалась ли белорусская экономика к санкциям? На бытовом уровне люди видят укрепление рубля, относительно свободную продажу валюты в обменниках, заводы и шахты пока не закрываются, магазины работают, пусть и с несколько меньшим ассортиментом. Экономического апокалипсиса не случилось, можно выдохнуть?

За май пока не выходило статистики, но за апрель при сравнении с прошлым годом мы видим падение ВВП более чем на 6%. Надо помнить, что на тот момент фактически работали только санкции по нефтепереработке и начали работать санкции по калийным удобрениям. Все остальные санкции, что были введены после событий 24 февраля, имели отсроченное исполнение: контракты позволяли доработать до июня текущего года. Поэтому в апреле мы можем говорить лишь о частичной работе санкций. И потери экономики в шесть с лишним процентов в апреле – это частичное действие санкций плюс потеря доступа к украинскому рынку. Поэтому вполне реалистичными видятся прогнозы ЕАБР о суммарных потерях экономики в 10%, которые будут размазаны на два года.

Я бы не сказала, что все страшное для экономики уже позади. Но финансовая стабильность банковской системы создает ощущение спокойствия, что тоже очень важно.

Такая стабильность влияет на поведение потребителей и компаний. И если это не компании, напрямую пострадавшие от санкций, как та же деревообработка, нефтепереработка и калийная отрасль, то им может казаться, что в целом ситуация складывается неплохо. Но на самом деле это не так: в июне вступят в силу санкции против экспортных поставок из Беларуси дерева, металлов, цемента, пластика и резины и еще нескольких позиций. Тогда мы в полном масштабе поймем, как эти санкции повлияют на экономику.

Также нужно учитывать, что адаптация экономики так или иначе произойдет: возможны в том числе и позитивные эффекты, например, какие-то импортные позиции на российском рынке займет белорусская продукция. Но крупные экспортные позиции, которые раньше шли в страны ЕС или транзитом, вроде нефтепереработки, калийных удобрений, деревопереработки, в России уже заняты местными производителями. И процесс адаптации может оказаться сложным и болезненным. В любом случае на экономику это окажет прямое влияние.

Мнения экспертов банков, инвестиционных и финансовых компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов или валют.

Текст: Владимир Лужнёв
Источник: Myfin.by
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Оцените статью:

Топ вкладов июля